Хибины — май 2000

Карниз...вид на оз.Имандра

Никто так и не понял, чего это нас в мае месяце после трёх недель почти летнего тепла вдруг потянуло на лыжах отмораживаться. Забавно, что до последнего момента не были уверены в том, что снег там будет, и весь день в поезде делали предположения и экстраполяции уже наблюдаемых участков снега дальше на север.
Оказалось, впрочем, что снег таки имеется в достаточных количествах. Если на Урале главными красотами природы были засыпанные снегом деревья с корявыми, вытянутыми вдоль друг друга ветками, то здесь в силу особенностей флоры украшением всего был просто снег. Какие фигуры и узоры встречались нам в первый день, трудно даже запомнить. Симфония снега и ветра – сыгранная в наше отсутствие, она всё-таки осталась в материальном воплощении – волны на воде, внезапно застывшие и образующие то мелкую рябь, ячеистые конструкции, то опрокидывающиеся валы вроде постамента под “Медный всадник”, или тянущиеся за каким-нибудь камнем метровые ребристые хвосты, или целые поля ёжиков и бугорков разнообразных форм и размеров, не говоря уже о колоссальных карнизах и снежных гребнях, как выплеснувшихся из ущелья языках. А солнышко, мажорно светившее и намекавшее, что пора бы надеть шорты, оказалось, делало это с коварным умыслом – все остальные дни мы ходили с красными опухшими физиями. Потом в игру вступил ветер, и симфония начала разыгрываться в реальном времени, предоставляя нам возможность любоваться процессом создания этих рельефов и узоров. Когда мы вечером нарезали кирпичей около большого камня, на следующее утро от выемки не осталось и следа – траншея вокруг камня приняла первозданный вид. В какой-то момент позёмка на склоне вызвала восторг у публики и удовлетворение кинооператора, успевшего заснять этот процесс, а через часок та же позёмка, хотя и в спину, но в более крупных масштабах, изрядно испортила впечатление при спуске. А на следующий вечер медленно ползущие под лучами заходящего солнца по слегка изогнутой долине струи позёмки напомнили соответствующие кадры из “Соляриса”, так же изгибаясь и закручиваясь вокруг камней.

Лыжи, занесённые снегом... А до того бродили по Дятловой горе и любовались оттудова панорамой Хибин, а также эволюциями, которые проделывали вертолёт и какие-то личности, пытавшиеся спуститься вдалеке с горы на досках. Ходили смотреть и на перевал Ферсмана – заценили и решили, что столько адреналину нам не надобно. И правильно – погодка слегка испортилась, и пришлось обед, приключившийся на следующий день на вершине “лысины”, продлить на целые сутки, окопавшись рвами и обложившись кирпичами, дабы не слишком задувало. Впрочем, всего одна забитая пуля, занявшая всё утро, изрядно припугнула злых духов и возымела такой эффект, что природа подарила нам часок безветрия и клочок голубого неба. Снежные фигуры успели за сутки образоваться в своих лучших проявлениях на всех выступающих частях оснастки крепости – лыжах, палках, чуть не на верёвках. Покататься с горы, правда, не очень получилось – сначала было слишком круто, а потом слишком тепло и рыхло. Зато проявилось вполне отчётливо другое явление – потеря ощущения пространства при исчезновении солнца. Третье измерение исчезает сразу и бесповоротно – то вдруг обнаруживается, что ровная поверхность прямо перед тобой лежит метрах в сотне внизу за крутым спуском, на краю которого ты стоишь, то, наоборот, вместо небольшого холмика перед тобой оказывается пологий подъёмчик, тянущийся на сотни метров вперёд. Зато вечером можно было спокойно посидеть на завалинке палатки в лесу на берегу реки с видом на горы, искупаться в проруби и лечь спать под открытым небом.

Красота! – говорили нам напоследок и вновь появившееся солнце, и случайно встретившаяся на пути жизнерадостная аборигенистая бабуля, раскапывающая подснежные грядки, и финальная панорама гор, которую мы наблюдали уже с платформы с соответствующим названием, долго и со вкусом разглядывая в бинокль пройденную местность и прикидывая планы на будущее.

30.04 – 07.05.2000, Жека

Участники:

 
Last modified: 2010/07/22 22:01