ДНЕВНИК САЯНЫ 2010

Долго воздерживалась от составления раскладки - знаю ведь, что состав и численность группы постоянно меняется. И вот, вроде определилось - посчитала, разослала всем списки. На следующий вечер звонит Ленка, смеется: “Катьк, а ты уже все посчитала, да?” Интересно, разошли я раскладку раньше, может Ленке с Олегом и билеты бы подешевле достались?

Катя Л.

30.07.10

Хаотично расположившись на полу и на кроватях единственной комнаты, мы тянули жребий на дежурство. Справедливости ради уточню, что были противники тянуть жребий и обсуждались другие варианты выбора дежурств. Их разнообразие увеличивал факт нечетного числа участников и неравное соотношение М и Жо. Поскольку весь процесс обильно сопровождался шутками, он как раз растянулся на варку первого ужина. Есть что-то особенное в том, с кем тебе выпадет дежурить, потому что дежурство – это больше чем просто варка еды.

KV

02.08.10

Сбегали на источники. Такая необычная радиалка - сначала надо идти вниз, а на обратном пути - наверх. Небо серо, виды - перед собой, мокро… На источниках народ есть, но все сидят по палаткам и тентам. Мы тоже поставили свой, но только для того чтобы вернуться после теплой-теплой ванны. Вода в самый раз: ни холодна, ни горяча. Главное, не пересидеть, а то, говорят, подниматься потом очень тяжело. Минут 10 - в самый раз. А перед ванной надо было отмыться в местном душе - под струей теплой воды, скатывающейся с бревенчатого желоба. Где еще получишь такой сильный теплый поток, совсем не хотелось вылезать из-под него.

Катя Л.

03.08.10

Сегодня проплывали березняк – разгребали его ластами. А ещё, когда поднимаешься по склону. По карликовой берёзке, ощущения, что она тебя обнимает. Причём ощущение ловится, видимо, когда без рюкзака. Сегодня была радиалка. Народ опробовал лечебный эффект источников.

KV

«И жизнь легка под рюкзаком, шагай – не думай ни о ком»

О чем думает человек, когда шагает в горах? Может мысль настолько мимолетна, что когда возникает вопрос «О чем думаешь?» даже невозможно оглянуться и за нее зацепиться? А может ни о чем? Но вроде как и ни о чем, но вроде как и о чем-то, мысль пробегает настолько глубоко, что даже не успеваешь понять ее разумом, а только ощутить. Но ведь эта мысль, которая и не мысль вовсе, а некая «сущность» (назовем ее так) оседает-таки в нас. Незаметно, в подсознании. Вот тебе подкидывают рюкзак, поправляешь лямки, застегиваешь поясник, поворачиваешься вперед, пропускаешь кого-то и делаешь шаг ЗА ним. Перед глазами сначала тропинка… Наверное сначала думаешь о чем-то конкретном, может кто-то что-то сказал, или какая песенка всплыла, то ли ее мелодия, то ли слова… но вдруг раз… Надо перепрыгнуть непростой ручеек, оказывается уже идем минут 20 и что все это время было в голове решительно не понятно. Но почему-то очень хорошо, и почему-то перепрыгнув этот самый ручеек, снова из ниоткуда появляется некий волновавший тебя раньше вопрос и как будто уже ощущаешь ответ на него. И вот ведь за этими-то ответами и ощущениями и приходишь, наверное. Ну, конечно, не только за ними. Или вот стоишь на ветру, и понимаешь, что ты здесь и сейчас, и что это есть, и что вы есть и это последнее сформулированное, что помнишь, но почему-то стоишь и стоишь на этом месте, как завороженный.

И, будто подслушав мысли, о том же говорит Олег, только четче, обдуманее и логичнее. Согласна, эти сущности, ощущения и понимания приходят в тишине, или даже не так, в молчании наедине с… да, наедине с кем? с собой? Горами? Природой? Трудностями? Или другом? Только иногда слово бывает важнее и нужнее.

KV

Вечером Олег готовил плов из того, что подвернулось под руку. Благодаря Славику с Таней, подвернулось даже подсолнечное масло, а Ленка принесла жимолости. Что-то было очень спокойное и умиротворяющее в этом процессе: Олег готовит, все готовы чем-нибудь помочь - добыть продукт, нарезать что-нибудь, покараулить, и никто не спорит.

Катя Л.

Запись Нины 05.08.10

Вчера покоряли вершину. Бесконечные груды уплывающих из-под ног камней – это, оказывается. «курумник». По-моему, я была права: типичное место захоронения. На удивление, пока жива.

Сегодня было хуже. После курумника болели мышцы. Шла, перемежая вздохи стонами. Наконец, Саша, шедший сзади, в своей медленной манере, деликатно спросил: - Нин, … а что ты… так мучаешься?

Потом пересекали вброд реку. Здесь это принято делать в обнимку – по 3-4 человека. На середине реки между мной и остальными звеньями цепочки оказался огромный скользкий валун. Я, естественно, отцепилась. – Никогда не думала, что Олег умеет так орать.

Мне тяжелее всего даются подъёмы с рюкзаком. Готова терпеть курумник, кустарник, болота и броды… Но подъём – это, как сказала Катя (большая*), «нереально» тяжело.

Сейчас все ушли спать. Сижу с фонариком у догорающего костра. Олег говорит: «Ленин в ссылке»

Нина

04.08.10

Идешь по курумнику и думаешь - сейчас я наступлю на этот камень, а потом на тот, а после вон на тот и пройду здесь…, но, как правило камни сами подбираются под ноги и причем, другие, не те, которые изначально наметил.
Невольно приходит мысль, что и в жизни так: пытаешься просчитать что-то, суетишься, переживаешь, а все поворачивается совсем по другому…и получается иной путь. Не лучше и не хуже, а просто другой. Это удивительно и странно. Как будто ты слепой или в тумане и ощупью пробираешься куда-то, а Жизнь берет тебя за руку и осторожно подталкивает : «Да нет, тебе не туда, а вон туда надо!»

Настя Б.

Сегодня в голову пришла мысль, что чистая вода… чистый воздух… организм очищается, эмоции, чувства, ощущения становятся острее, сильнее, отчетливее, чувства перестраиваются на жизнь в природе, в естественных условиях. Мозгам же для перестройки требуется больше времени, они ещё не до конца переключились. В результате, в мыслях часто каламбур, а сердцебиение учащается от наплыва эмоций.

KV

Начало подъема шло по крутому травяному склону, потом среди деревьев, но все тот же крутяк. Народ стал осваивать передвижение на четвереньках. Приятно проползать так сквозь кусты пихты - можно немного разгрузить ноги, повисев на руках. Кроме того, ветки мягкие и приятно пахнут каждый раз, когда их трогаешь.

Катя Л.

Вот уже и вечер. Спускаемся, остаются последние метры, но тут на склоне появляется черника. Все теряют ориентир и начинают пастись. Подходит Дениска и строго говорит:
- А ну-ка, Все, пошли!
Все: Ноль реакции…
Денис: - Вас ждут!
Все: - Ну, очень хочется налопаться черники!
Денис: - Так, понятно, что без пендаля никто не ходит…

Коллективно фотографируемся, сидим тесной толпой.
KV: Ванька, а тебе не мокро сидеть?
В.: Да сухо, камни-то сухие…
KV: Ты просто не на камне сидишь, а на моём ботинке… (после брода)

Настя Н.

И вот слово. Вот ищешь-ищешь его весь день, а тут раз и нашлось! А вы спрашиваете, что вы такие радостные шагаете, как мушкетеры! Ведь такая радиалка, такое плато, такая красота – и слово!

KV

05.08.10

Утро. Сквозь глубокий сон доносится звон, кто-то колотит по мискам, слышен голос Олега: «Завтрак! Завтрак! Это не учебная тревога! Вставайте!»

Настя Н.

Много шли сегодня по лесу, что-то - по бурелому. Здравствуй, Пезо! Хотя тут название речки, вдоль которой мы идем, говорит само за себя своим созвучием со словом “каюк” - Ак-Оюкч-Хем. Но что-то есть в том, чтобы просто идти по такой местности, не чертыхаясь на каждое бревно или слишком мягкий мох под ногами, а просто идти… Посреди дня погода порадовала. Сначала мы вместе с солнышком вылезли на курумничек, на котором полакомились черной смородиной и начали сбор листьев впрок. Потом за обедом славно погрели пузики, помылись и искупались.
Славик менял конфетки на сушки. Конфетки маленькие, сушки побольше. Кто-то предложил непродешевить - менять одну сушку на две конфетки. На что Славик ответил встречным предложением: менять одну конфетку на две сушки.
К вечеру снова заморосило. Идешь по открытому месту - шуршит по анораку дождик. Заходишь под кедры - тише… Выходишь на луг - снова шебуршит. Промокли, подмерзли немного. Кто-то, чтобы согреться, выстраивался обнимательным паровозиком, а кто умеет, танцевали фламенко.

Катя Л.

Природа встала холодным и мокрым вопросом, похожим на «зачем?», и кустарником выше нашего роста, таким же мокрым и хлестким. И тем кто сзади точно тяжелее, чем тем, кто впереди. Где-то должна быть тропа, но ее надо найти. И все молча ползут, ползут вверх по бурелому. И от этого молчания почему-то становится еще холодней. Наверное, времени потерян счет. И вот остановка, привал. Ребята молча подтягиваются. Нина молча садится на рюкзак, закрывает ладонями лицо и замирает, съежившись. На все вопросы, предложения – спасибо, ничего, не надо. Знаю, что это значит. Мне стало стыдно смотреть на нее, потому что… как это выразить… это наши игры, и в них можно играть так, но без взглядов друзей, поддержки и чувства доверия, локтя… без этого они ничего не стоят. Какая это тонкая грань. Кто-то наверное тут же мог бы сказать, мол подумаешь, прошли дольше обычного под вечер. Может и правда я все это придумываю? Или другому, наоборот, нужен был этот тяжелый переход?
Я побежала следом за Диней с Иркой смотреть, можно ли встать где-то в ближайшей округе, еще несколько метров по мокрой, уже совсем не обнимающей, березке. Догнали Ленка и Шура. Разбрелись на поиски.
Когда мы с Ленкой вернулись к нашим, Нина сидела все в той же позе. Остальные пытались как-то греться. Достали перекус. Шуры еще долго не было. Он вернулся с веточкой красивого растения. «Красивее я не нашел». Это было так похоже на извинение…

KV

06.08.10

Я так люблю вот такие «альпийские» луга. По ним там легко бежится, так играют жарки, дрожат травинки и искрятся ручейки. Для контраста за спиной остается суровый ледяной предскальный выход цирка, в который вчера вглядывалась Ленка. И как всегда удивительно ступать на этот зеленый ковер с белоснежного хрумкого снежника.

KV

Дождь проливался настолько красиво, что когда в «щели» достали тент, чтобы пересидеть его, под тентом оказались только Шура и Олег. Остальные подошедшие (девчонки), стояли рядом и улыбались. И это было так забавно и радостно! Какой-то радостный дождь!

KV

Вскоре после обеда свернули в долинку небольшой речки. Справа склоны, слева склоны, даже карликовой березки (в смысле запаса дров) нет, а Шура отправился искать стоянку… Вернулся со словами “Ровных мест нет, зато у нас есть время их сделать - времени пока только пять часов”. Но пока он ходил, мы посмотрели карту, и выяснили, что пройти еще совсем немного, и нас ждут два озера, и ровная местность вокруг них. “Ну раз вы так хотите,” - сказал Шура…
И как же хорошо идти! Подъем плавный, вокруг травка зеленеет, и солнышко тоже блестит. Каждый 10-15 минут останавливаемся, и что-нибудь перекусываем. Долго разглядываем виды с перевала. Однако, второй перевал за сегодняшний день! (из трех за весь поход :) )

Катя Л.

Сидим под тентом под дождиком, народ потягивает из кружки по кругу разведенный Саней спирт. Но вот спирт кончается, а дождь нет. Саня, с бутылкой чистого спирта в руках, кивает в сторону озера: “Ну, я в магазин?”

Катя Л.

07.08.10

Гадали мы по вопросу от каждого. Шедевром конечно был ответ на «Виноват ли гутермановский заначенный зеленый чай в том, что нам так долго вечерами не спится?» (ну или как-то так). Страница выдала «Да-да. Это он самый.» :)

KV

Не думай так: «Пока тропёжки в 10-20 см не будет – никуда не пойдём» - подумал Шура и промолчал, сдержался. Но было поздно: мысль вырвалась на просторы Бурятии и осела плотной пеленой в Долину Вулканов.

Шура

Лежим днем с Шурой под тентом, он меня будит и говорит “Посмотри, какая зима! И комаров нет…”
Я: “Ага, только мухи. Белые.”
Ирка и Таня делают “ласточку” под снегом. Какие ласточки в такую погоду?..
Хотя красиво очень. Все действительно засыпало белым, как никогда. А мы сидим в сухих спальниках, и наслаждаемся этой белизной. Если бы шли, было бы совсем иначе…

Катя Л.

Белый цвет – цвет, в котором сливаются все другие цвета, их гармония. Этот цвет преобладает со вчерашнего обеда. Вчера дождь, белая извивающаяся река, уходящая в белый туман долины, дорога в небо, белые облака, белая пелена воздуха, сливающаяся с белыми горами, белые струи хрустального дождя – завесой. Горы сливаются с небом…
«Там – ленты серебряных рек по ущелиям вьются
Там – как огромные белые птицы застыли вершины…
Там – на вершине вершин, как воробушек выпрыгнет сердце…»
И сегодня долина белым-бела от снега. Снег белой шапкой покрывает чёрную губку застывшей лавы Долины Вулканов. Хлопьями всё летит и ложится. Тепло в одной поларке и босяком по снегу. Мы в белом. Безудержный снег.
«Я в долгу перед Вами, словно в белом снегу»

KV

08.08.10

…обнаружила окно со звёздным небом. Звёзд видимо-невидимо. И две звёздочки упали… И снег фосфорицировал. И если бы не босяком и в футболке, простояла бы под этой красотой полночи. И еще очень хотелось, чтобы кто-то тоже увидел это. А утром, когда-таки эти окошки снова раздуло, в них очень красиво подсвечивали облака.

KV

Вообще, часто за тропой на курумнике получается так, что фиксируются в памяти отдельные кадры, а не непрерывная картина перемещения. Один из сегодняшних, потрясающих силой своего воздействия кадров – чёрный провал кратера вулкана, а из-за него чёткие белоснежные вершины гор. И вот по этой резной границе фигурки шагающих людей. Запомнится.

На вулканах встретили группу. Там был молодой растущий мужской организм, который видимо с лихвой нагрузили вещами.
- Вид у него конечно не очень. Сам в одну сторону, рюкзак – в другую перекосился.
- Ну, если бы и он, и рюкзак были в одну сторону, то вся бы эта конструкция рухнула.

KV

Долина Вулканов… Здесь соединилось время: для нас - 2003 год (а вооон оттуда мы пришли, и потом пошли воон на тот перевал), 2007 (а воон с того перевала мы смотрели тогда на эту речку, на это озерцо…), и сейчас. Только погода сейчас куда привлекательнее :) Для природы, да у нее всегда соединение времен, но тут нам его особенно ярко видно - лава, мхи и трава на ней… А долго ли она лилась? А долго ли зарастала? А когда она теперь заметно изменится? С тех пор, как перевалили в сторону вулканов, не встретили ни одной пихты, до самого конца похода. Еще не их время, наверное.
Вечер, встали на привал. Шура сказал, что как только дойдем до ближайшей воды - встанем на стоянку. Перекусываем. Неторопясь одеваем рюкзаки, начинаем двигаться, проходим 100 метров, Шура останавливается:
- Журчит.

Катя Л.

«Здесь для меня дрова, нарубленные впрок, здесь для меня постелены постели». Идешь как по ковровым подушкам. И пищухи неприлично присвистывают вслед.

KV

09.08.10

Был обед на симпатичной речушке, и были наши первые грибы. И было замечательное женское купание у маленького водопадика. Речка пробирается через лес, потому солнечные полянки в большом дефиците. Мы с Ленкой и Иркой перебродили на солнышко на ту сторону. И как это красиво и грациозно! Ледяное журчание, звенящий женский смех, свежий ветер, развевающиеся и играющие на солнце распущенные волосы. Так естественно, непосредственно и мило!

Сегодня встретили непреодолимое препятствие 6 к.с. в виде зарослей голубики. Там и осели. Когда стало так кисло, что в рот не лезет (в живот-то при этом ещё влезает), пришлось за щёку закладывать заначенный сахар.
Ванька: - А давайте все мысленно сгенерим хорошую стоянку на сегодня, где будет много голубики и черники.
- И малины.
- И смородины.
- И рыба, чтоб лежала.
- И дрова, главное.
- И, чтоб погода была хорошая!
- И спать мягко…
- И вода… Стоянка чистого туриста!
Стоянка отличная. Но, всё же, вчерашняя была пока самой потрясающей и сказочно-уютной. Так сладко спалось! И еще совершенно без комаров.

Второй день бежим по тропе.
Обычная суета у костра. Дежурные готовят варево. Нинка сушит носки (самая стойкая, остальным уже надоело), Диня тащит дровину и опрокидывает половник. Ленка рассуждает о чесноке – резать его персонально в миску с грибами или в общий котёл. Славик подвешивает свой маленький «нажористый» котелок. Шура смотрит карту. Ванька разводит гутермановский зелёный чай. Настя одна возвращается с помытыми ногами, квакает калошами. Настя другая уговаривает Саню передвинуть брёвнышко для сидения подальше от костра. Дежурный завхоз рассматривает кипящую чечевицу. Олег колдует над резкой чеснока. Кто-то ищет васаби. Я пишу дневник. Кто во что горазд! Взгляд со стороны – обхохочешься!

Проходит минут 5 и вот 15 довольных туриков дружно хрустят чёрными сухариками с мисками чечевицы в руках. По кругу ходят чеснок, сухари, васаби. Вынашивается план готовки грибов, сушки рыбы… хрум-хрум… кальмары в заначке… геркулес на утро… Хорошо!

- Желания сбываются. Только нельзя загадывать их про других людей, про других обычно не сбываются
- А что делать если твое желание касается другого человека? Например… Что-нибудь простенькое. Я хочу чтобы Ленка сейчас улыбнулась
- Ну…
Через 2 минуты из-под тента раздался задорный ленкин смех.

KV

10.08.10

Утро началось с овсянки: как сказал Олег, «по английскому фен-шую»
Потом озеро.
Идти тяжело.

Нина

11.08.10

Проснувшись в один из последних дней под тентом, я поняла, что мы - японцы. Ведем какой-то “нижний” образ жизни. Спим, заползая под тент. Едим, сидя на земле, нередко, скрестив ноги или же полулежа. Ракурс на мир как-то снизу вверх. Да и пейзаж кругом типично японский, точно как на гравюрах Хокусая. Все разбито на планы - дождь отделяет от нас горы. Дождь - это ровные черточки. Горы выстроены как декорации. Да и вообще мы на островке среди трещин лавы. Все обозреваемо -круглые озера, окаймляющие их гроты из лавы, и в них - еще озера. А еще одно озеро очень напомнило фильм Ким Ки Дука ” Весна, Лето, Осень, Зима.. и снова Весна”. Такое же маленькое и круглое, зажатое горами.

Настя Б.

А еще был освоен целый кан черной смородины!

KV

12.08.10

Стоянка на берегу разлива лавовых озёр. Мы зависли на ней на два дня, пропустив радиалку. Эти два дня все вершины показывали в подушках облаков, с раздвоенными и задвоенными хребтами, присыпанными снежной пудрой. А впервые увидели мы её в вечерних лучах солнца. Озерца, словно драгоценные изумруды в лавовых оковах. Подстилки ягеля под палатки и такие цвета!

KV

Дневка у лавового озера. Собственно вынужденная, т.к. радиалка из-за плохой видимости сегодня не состоялась. А мы уж готовились с Нинкой героически отдежурить ужин “по шарикам” после 8 км туда, 8 км обратно и набора больше 1000. Ну, да ладно. Еще до обеда сбегали на ближайший холм и набрали полкана грибов. Был очень жесткий отбор, поскольку часть произрастающих здесь грибов нам не знакома (или это ложные) и уже был случай, когда выкинули целый кан тушеных грибов из-за подозрений. В итоге в обед были пожарены и съедены полкана надежных маслят. Ближе к ужину выяснилось, что Ленка притащила еще кучу грибов. Я застала ее чистящую добычу в две миски “подозрительные” и “маслята”. На мой вопрос, мол, может “подозрительные” выкинуть сразу, Ленка гордо ответила, что вот уже 1,5 часа назад съела сырым один такой гриб, целиком. Я, конечно, опешила, но к такому аргументу мне нечего было добавить. Села рядом помогать чистить грибы. На ужин у нас вау!гречка (см. анекдот про кота1). Снова возник вопрос, что часть народу хочет гречку без мяса. Для нас с Нинкой, дежурных, это означало, что нужно в одном кане сделать чай, в одном гречку без мяса, в чем-то мясо, в чем-то грибы “ядовитые” (народ их быстро переименовал из “подозрительных” ), в чем-то грибы нормальные. Так в чем же? Уговорили Славика испить сегодня нашего чаю и одолжили у него один маленький канчик под одни грибы. В шуриной миске поставили жарить вторые грибы. А вот с мясом - пришлось провести работу и уговорить-таки ВСЕХ есть гречку с мясом. Дальше все это предстояло посолить. Это у нас тоже не очень просто. Одни едят практически без соли, а, например, Ванька солит довольно интенсивно. Решили недосолить, т.к. досыпать соли в миску куда проще, чем ее оттуда изъять. За что получили “спасибо” от первой группы товарищей и втык от второй. Тут, как ни крути, получишь втык =))
“Сейчас дают миски, кто будет “ядовитые грибы”.
“А теперь дают миски, кто будет нормальные грибы!”.
“Теперь гречка”.
“Передайте соль.”
“И мне соль!”.
“Вообще не посолили гречку”.
“А васаби кончился?”
“Тань, а можно перчику у вас взять?”.
“И грибы не посолили”
“Да мы их даже два раза солили!”
“Вообще неправильно мясо прямо в гречку, оно вкуснее если отдельно готовить”.
“Ага, и если не класть мяса тем, кто не хочет, остальным больше достанется”.
Тут видно терпение дежурного лопнуло.
“Знаете что, предлагаю в следующий раз ходить на индивидуальной раскладке, как Славик с Таней, со своими маленькими канчиками, а то на вас не угодишь, гречку с мясом, но без грибов и соли, гречку без мяса, но с грибами и солью, гречку без мяса и грибов, с солью, мясо отдельно, мясо в гречку, грибы ядовитые, грибы нормальные, чеснок в грибы сырым или прожарить совместно?! =)))”
“Ага, наверное прикольно будет смотреться такая гроздь из 15 канчиков над костром” =)))

Надо сказать, что первый раз я была в походе, где часть участников ходит полностью со своей индивидуальной раскладкой. Т.е. был случай, когда один человек не ест колбасу в обед, и он таскал для себя персональный кусочек сыра. Тут же Славик и Таня питались совершенно автономно. До кучи у них еще была и индивидуальная палатка. Зато каждое утро нас неизменно радовал бурлящий "нажористый" компот друзей с одним, а, иногда, даже тремя кружками сухих яблок! В трудную минуту наши друзья помогали нам дольками чеснока и орешками. Но и мы не отставали, ближе к окончанию похода делились со Славиком утренней безмясной кашей - должно быть, непросто быть дежурным каждый день, а особенно каждое утро.

KV

13.08.10

Как проникаешься этим воздухом и ощущением, пропитываешься. Каждой клеточкой. И насколько счастливое это чувство! Идешь по дороге, взгляд - красота, вдох - как жизнь, прислушиваешься - журчит, ловишь в ладошку ветерок, и гладишь на ходу кончиками пальцев цветы и травинки, оглядываешься - идут, смотришь в глаза - радость! Я благодарила эти горы.
А помните первый вдох этого воздуха? Как мы его глотали, пили? И вот, спустя несколько дней мы стали жить им и, практически, принимать, как данность. А вот теперь уезжать – и никак не надышишься. И только память сохранит этот вдох, ароматы гор, ветра, лета, свободы, жизни.
«…Краток земной маршрут,
кончилась «Хванчкара»,
Поздно, и дома ждут – пора»

KV

14.08.10

В последнюю ночь похода снится мне такой сон. Как будто мы прилетели в Москву и я иду (почему-то пешком) из аэропорта домой. Звоню по пути на работу и говорю, что уже 3 часа дня и я сегодня не приеду. А мне говорят – да нет, ты что, приходи, столько работы, к 5-ти приедешь и поработаешь. Чувствую, как мне не хочется туда и говорю – не могу, я так устала, мы два дня выезжали из похода, я так хочу спать. А на другом конце провода уже ощущается напряжение – как же так, обязательно приходи! Короче, не сон, а кошмар какой-то. Уже не знаю какие аргументы привести..и тут! картинка отодвигается все дальше и дальше и постепенно сменяется темными силуэтами сосен, красные искры костра трещат и тают в утреннем, еще темном небе, Шура разводит огонь. Я постепенно прихожу в себя, понимаю, что это сон, что еще предстоит утренняя радиалка, дорога, Байкал!!! Короче, меня охватила такая радость – не пересказать. Пожалуй, ни в одно утро похода я не вставала с таким удовольствием как в это. Мне казалось, что я внутренне взбежала на гору быстрее всех (хотя физически все было как всегда – я шла одной из последних). Немного кружилась голова от раннего подъема, запах чабреца, треск саранчи, прохладный ветерок, и все то, что расстилалось перед нами, было настолько настоящим, что уже не думалось ни о чем другом…

Настя Б.

”…И мгновенья, как вино,
отсчитает - и прольет, что не вместит,
и вот - Оно!”
Пролилось. Рассветным золотом накапало в лужи озёр. Рыже-розовым лучом пробежало по склонам залесенных холмов. Накурило розовых облачков, словно лёгкой органзой – дымкой укрыло долину. А выше – золотая небесная щель, через неё-то и проливается. Не оторваться. И вот, миновав щель, здоровым шаром из-за слоя туч выкатилось солнце. Обтой неизменно радует хорошей погодой. Солнце. Ведомые ожиданием, мы молча, шаг за шагом поднимаемся вверх. Нас будит собственное дыхание и стук своего сердца, пряный запах чабреца и полыни. Вверх.
И эдельвейсы, и дождевики, и улыбки – это расплескалось…

KV

Боже мой! Сбылась мечта 7-милетней давности! Мы наелись поз! Наконец-то. Правда, они теперь здесь фигурируют как «Буузы», но продавщица «вроде понимала, о чём мы говорим»

KV

Около полуночи приехали в Култук. Прочапали по Кругобайкальской ж.д. 5 км до стоянки на берегу Байкала, способной вместить нашу компанию. А небо! Потрясающе звездное… Обычно видишь только часть неба, ограниченную лесом, или окрестными вершинами, а тут все, что помещается над Байкалом видно разом! Жаль только, что не получалось одновременно спать и смотреть на звезды…

Катя Л.

15.08.10

Отправляя товарищей в Джипе вперед в магазин:
- И купите нам продуктов на Байкал, завтрак, обед и ужин. Ну там, хлеба, сыра…
- А что на ужин?
- (хором, смеясь) Гречку!
И ведь купили-таки гречку!!!! Вау!

KV

И эта теплынь утра, пока все спят и надо тихонечко-тихонечно, чтобы не разбудить.

Осыпающиеся в Байкал звёзды, прогретое солнцем утро, лёгкий плеск волн или даже не плеск, а шуршание воды по камушкам, и ласковый ветерок. Хорошо. На небе ни облачка.

и еще, на Байкале.
Мы лежали и, что хватало сил не уснуть, смотрели на падающие звезды и слушали далекий гул - это гул, с которым наша планета прорезает космос, гул, с которым летит время. И вот она, круглая, вертится. А мы лежим уютно на ее округлости, в спальниках, и не замечаем, насколько быстро мы движемся, движемся, отодвигая назад прошедшее и приближая будущее. Непостижимый космос.

KV

Доели все остатки еды. Даже вау!гречку и извлеченные из заначек сухари.
К 9 вечера вышли в Култук, где нас уже ждал автобус. Все-таки чертовски приятно, когда за рулем заброски/выброски не пьяные буряты, а наши, в курточке Bask, в Тритоновских сандалях и на Джипе «Экспедиция».
Через 5 минут тормознули у торговцев омулем, забрали свои законные 65+10 рыбок по 50 рублёв каждая. Просим водителя остановиться у большого продуктового магазина (надо купить пакеты для расфасовки рыбы и еду на ужин/завтрак в аэропорту).
Водитель: «Здесь уже больших нет, закрыто. Ну до Иркутска-то дотянете?»
Все (хором): «Конечно, чего там! Всего ж два часа…»
Через буквально 2 минуты водитель тормозит у маленького лобаза купить себе в дорогу минералочки. Пулей вылетаем из автобуса и возвращаемся с кучей еды на 500р, которая тут же наполовину ажиотажно уничтожается.
Нина: «Кажется, я доберу потерянные килограммы уже в автобусе!»

«Глаза прощаются, надолго изучаются…
И так все ясно, слов не говори»
Прощание было торопливым и кратким. Разлетаемся по трем рейсам. Мы с Катей догоняем аэропортовый автобус уже бегом, посадка заканчивается.

Летим вместе с солнышком в Москву. Болтаем, читаем, снова едим.
В герме под креслом травки и коряга, на полке копченый омуль, в глазах еще отражение гор, рек, людей, отблеск рассвета и звезного неба, на руках еще ощущается легкий байкальский ветерок, в памяти мгновенья и слова, в голове приятно вьются мысли, на сердце тепло… Спасибо!!!

KV

Узнав, что в самолет не пропустят с плавленным сыром не торопясь съедаю целый лоточек (200г) с печеньем. Сама от себя не ожидала! А второй лоточек за пару минут умял Ванька.

Летим в самолете (Сашка, Катька Лаптева и я) бортпроводник разносит еду, и нас почему-то пропускает. Громкий возглас Катьки: “А нам можно еды!?”
Он подходит: ” Мясо, рыба, курица?”
Катька: “А с чем это все?”,
Бортпроводник: “Мясо с гречкой…..”
Мы (в один голос): “Нам всем троим курицу!”
В это время Нина тоже берет еду, не спросив про гарнир и открыв лоточек удивленно: “Вау! Гречка!”

Настя Б.

В Москве смог. Говорят, уже «не тот, что был», но все же земля в иллюминаторе появляется из дымки резко, близко и неожиданно.
Катя Валуева, делая первый шаг из самолета на трап московского аэродрома:
“Да… могли бы и не стирать одежду, никто бы и не заметил запаха костра…”

KV

Заключение

Походный дневник - это та малая часть происходившего, прочувствованного, которую захотелось и удалось записать. Перечитывая, понимаешь, сколько же всего осталось за словами, за помятыми клетчатыми тетрадными листами и между строк. И это даже при том, что добрая половина текста была дописана по возвращении в Москву.
Что снова собрало нас вместе в столь отдаленном от дома и диком уголке нашей планеты, что искал и что обрел там, в горах, каждый из нас. Так сложно написать об этом, да и нужно ли. “Уходящему в горы известна дорога на небо»

…допишем. Обязательно. Про щель и свечи, про 13-й вагон, про прыжки, про клюет и “никакой рыбалки” =) про ласточек и как ребята разжигали костер на снежной стоянке, про спасенный выводок кедриков и медвежьи лежанки, про незавязанные шнурки, про Шекспира, про обмен спальниками и горячий камень, про снежки на перевале возле Окинского озера на обратном пути, про 15 маааленьких кусочков сыра из одного Шуриного, про “по две ложки печенья” и смородиновые листья, про Катин соцопрос, кто в каких штанах под этими…

РАССКАЗ НИНЫ "САЯНЫ, 2010. ЛЮДИ."

17 июля, среда. Предпоходный сбор у Насти Башковой.


Я пока никого не знаю. Первые впечатления:

Славик. Невероятно симпатичный молодой человек с забавной манерой говорить. Очень смешно произносит звуки л, н, р, ш. Из-за этого в нем чудится много детского – и в этом его главное обаяние. Мило шутит. Говорят, что он берет с собой жену – неопытную по части походов (по этому поводу была шутка, что Славика не надо сильно нагружать, так как он будет нести Таню. Заочно представляю ее себе как удивительную, миниатюрную, беззащитную девушку чудной красоты. Кажется, что только такое создание может полюбить такой человек, как Славик).

Ваня. Мускулистый и загорелый. Наверное, суперспортсмен. Может быть, водник? Довольно харизматичная внешность, но явно не из тех, что быстро идут на контакт. Интересно, как сложится наше общение в походе.

Саша. Как я понимаю, это муж Насти. Очень тихий. За весь вечер сказал только 1-2 фразы. Зато какие остроумные! (Жаль, не помню, что конкретно, но как-то сильно меня насмешил). Он выглядит грустным и немножко не от мира сего.

Настя. Тоже очень молчаливая и грустная (они вообще очень похожи). Интересно, что с ними такое? Настя сразу покорила своей ненавязчивой, тихой доброжелательностью. Она очень худенькая и на вид хрупкая. Невозможно поверить, что такое небесное существо потащит в гору 20 кг и не переломится.

Ира. Я их с Денисом где-то видела. Никак не могу вспомнить где. Производит впечатление человека скромного, даже застенчивого (она много молчала), но себе на уме. Она не очень приветлива. Не улыбается при разговоре. Это создает некоторый дискомфорт. Почему-то сразу думаешь, что ты ей не нравишься. Посмотрим. Буду рада ошибаться.

Денис. Красивый. И кажется, не знает об этом. Отнюдь не из тех, что раскрываются при первом знакомстве. С другой стороны, при прощании (уже из машины) помахал мне и улыбнулся так очаровательно, что сразу вызвал доверие. Я рада, что иду с ними в поход.

Шура. Забавный. У меня к нему противоречивые чувства: с одной стороны, он вызывает сочувствие (в нем чудится какая-то боль), с другой – в нем угадывается сильный, возможно даже, деспотичный характер – и это пугает. Но пока он доброжелателен, а меня на это, ох, как легко поймать! Я чувствую, что завишу от его мнения – и в связи с изрядной тревогой по поводу похода (все же я в жизни больше 10 кг не поднимала) у меня следующие намерения: буду переть, пока не сдохну, но даже не пискну.

Катя Лаптева. Очень интересный тип красоты: широко расставленные черные глаза, широкие скулы, копна длинных черных волос… Я исподтишка любовалась весь вечер. Но девушка с характером! Абсолютно не боясь показаться шантажисткой, четко заявляет, чего хочет, а в чем участвовать не будет. Создается впечатление, что она способна манипулировать ситуацией – и окружающие ей это позволяют. У нее тоже легкий дефект дикции на звуке «н», что опять же усугубляет обаяние. По-моему, я ей не понравилась.

Наташа. Сама прелесть! Мне было искренне жаль, что она не смогла с нами поехать.

29 июля. Встреча на Павелецкой и перелёт.


Ленка. Она очаровательна, но совсем не так проста, как кажется. Да она вовсе и не кажется простой. Просто у нее есть излюбленный имидж, за которым она прячет множество сложных аспектов своей личности. Имидж этот условно можно назвать Бабкой Ёжкой с рождественского праздника. Вот его исчерпывающее воплощение. Она любит быть смешной, но это внешнее. А ведь нельзя также забывать и об этом. И в этом постоянно пребывает большая часть ее существа: внутренний мир. Туда редко кому и в редкие мгновения открывается доступ. Что ж? Поэтому эти мгновения сверхценны.

Олег. К нему у меня неоформленное отношение. Я пока его не почувствовала. Я не могу понять, как он ко мне относится, и это мне мешает. Его, видимо, сложно раскочегарить на приятельство. То ли это какая-то глубинная, уже давно притертая к жизни неуверенность в себе, то ли равнодушие. Скорее всего, второе по причине первого.

Катя Валуева. Боже! Какая красота! Я онемела, когда увидела ее идущей от билетного автомата. Худая, высокая, стильная стрижка, аристократически правильные черты лица, слегка надменна… Да иначе и быть не может.

Катя Волокитина или просто Катька (ее не хочется называть по-другому). Это не человек – это Свет и Радость! И это стало понятно сразу, уже на Павелецкой. (Ленка очень трогательно ее погладила по челке). Катька всегда сияет. И эта детская улыбка!… Ей, кажется, лет 16.

Ваня. Мы летели рядом. Я пыталась выстроить общение, но шло оно тяжело, тяжело, со скрипами и сбоями. Моментами мне даже чудилось раздражение с его стороны. Сложный характер. Наверное, не любит «новеньких».

Олег и Ленка. Зато получилось хорошо пообщаться с этими двумя. Мы с Ленкой раскручивали Олега на предмет предкрылков и элеронов. Было забавно. И мне показалось, что это значимая ступенька в скромной истории наших отношений. (Боже! Я страшно сентиментальна. Детский сад! Но что поделать? – мне все это действительно важно).

Настя Николаева. Первое впечатление – девочка-подросток, тусовщица лет 16-ти. Мастерски стреляет глазами. Улыбка сирены. И, соответственно возрасту, сильно озабочена впечатлением, которое она оказывает на окружающих – преимущественно, конечно, на мужчин.

Таня. Да-а. Совсем не та, что я представляла себе заочно. Она, сразу видно, положительная, совершенно естественная, простая в общении, достаточно уверена в себе… Но я-то думала, что такой человек, как Славик, должен искать в браке объект защиты и заботы (то есть скорее как бы «дочь», чем «мамочку»). И почему я во всех мужчинах склонна видеть романтиков?

Саша. Меня глубоко тронула инициатива общения с его стороны. В аэропорту он задавал вопросы и потом, как оказалось, думал об ответах. Но он, наверняка, не подозревает о степени моей благодарности (я, разумеется, её не навязываю).

Орлик


В походе будет много смеха. Это я поняла при жеребьёвке. Здорово!

Настя Николаева. Сразу «забила» для себя одну из двух кроватей. С грустью предвидя жесткую ночь, думаю: «Да, девушка, как видно, не привыкла себя обижать». И вдруг она: «Люди, кто хочет спать на кровати? Нин, хочешь?». Я в шоке. Это что, такая интуиция?

Олег. Частично разгрузил мой рюкзак: взял все сухари. Для меня это больше, чем он думает, потому что теперь спальник влезает внутрь, а не болтается снаружи. Стало заметно удобнее.

Автобус и грузовик


Катя Валуева. Это чудо заснуло и случайно склонилось ко мне на колени. Я, хоть и понимала, что она во сне этого не заметила, все равно восприняла это как знак доверия. (Просто я решила сделать себе такой подарок). Это маленькое происшествие окрасило цветами радуги всё наше дальнейшее общение (ну по крайней мере, конечно, с моей стороны). .

Мне нравится, что все они запросто спят друг у друга на плечах, на коленях или в обнимку… В нашей пуританской деревне совсем другой дух. Отвыкла я от такого.

Славик. Со своим больным ухом, забавными скособоченными шапочками и детски-непосредственным смехом – очаровательно мил.

Только позже, после мировоззренческих диспутов в грузовике, я поняла, что он «кусается». И сразу стало кристально ясно, что мы не подружимся. Дальше, на протяжении похода, я буду шаг за шагом, медленно, но верно завоевывать его антипатию.

Катя Лаптева. Есть в ней все-таки какая-то уязвимость. Она ее очень ловко прячет, но я не могу отделаться от этого ощущения. Что-то ей в себе недостаточно нравится… Какой-то легкий разлад… Странно. (Но трогает).

Шура. Была попытка серьезного разговора, но он не очень ясно высказывает свои мысли. Мне постоянно приходилось уточнять и догадываться. Ясно одно: у этого человека в жизни бывают весьма мрачные минуты.

Катька. Она все всем раздает: шарфы, кофты, теплые штаны, улыбку, блеск глаз, душу… Мне отдала свою герму. Доброта из нее просто фонтаном хлещет. Как-то страшно становится за таких людей. Жизнь жестока! А насколько они защищены? С тревогой представляю, что горе (как и радость) для них может быть таким же всеобъемлющим. Не приведи, Господи.

Вторая ночёвка и завтрак в лагере у бурятов


Дурацкое место. Хорошо, что быстро стемнело и не видно, насколько оно загажено. Вот мне предстояло сделать выбор: где спать. Я планировала спать под тентом. Для меня это в первую очередь ощущение независимости – точнее опасение быть навязанной кому-либо в ограниченном пространстве чужой палатки. Но Олег достаточно безапелляционно принял решение за меня. Сказал, что под тентом я точно замерзну, потому что не умею пользоваться спальником. Это было очень смешно: ну как можно не уметь пользоваться спальником? Это все равно что сказать: ты не умеешь пользоваться кроватью… или обувью. Однако я ему благодарна, потому что ночью действительно очень холодно, к тому же психологически он облегчил мне вышеупомянутую ситуацию. (Я, наверное, все усложняю, и Олег сказал бы, что мне давно пора «к Ирке» - таким образом здесь обозначаются всевозможные неврозы и комплексы).

Ира. Как же ошибочно было мое первое впечатление! В ней нет и тени застенчивости. И более уверенного человека в этой компании я не вижу. У неё здесь очень высокий социальный статус, и с некоторыми вопросами к ней обращаются как к высшей инстанции.

Денис. У нас нет «контакта». Ни вербального, ни невербального.

Первый обед на природе


Ленка. Она фантастически стойка по части ледяной воды. В то время как остальные, еле окунувшись, пробками выскакивали на берег, она два-три раза купалась и лежала (!) в реке.

Катя Лаптева. Пошла искать место для купания голышом. У нее во всем свой собственный взгляд на вещи. И еще я заметила, что если остальные девчонки любят сбиваться в компании (вместе ходить в туалет, вместе купаться, играть в игры…), то Катя как раз предпочитает одиночество. И опять я это двойственно интерпретирую: с одной стороны, как самоуверенность и самодостаточность, с другой – как защитную реакцию, страх показаться от кого-то зависящей и вот как раз маска той самой самоуверенности и самодостаточности. И я убеждена, что если б она это о себе услышала, то с холодной рассудительностью твердо возразила бы что-то вроде: «Я просто не люблю коллективные походы в туалет», или «Я не вижу смысла в том-то и том-то», или «Я так хочу», «Я не согласна». Мне же кажется, что в постоянном желании противопоставлять себя толпе много чего-то детского и непроработанного.

Я купалась с Таней, Катькой и Настей Б. У всех троих очаровательные девические фигурки. Чего, конечно, не скажешь про меня. Вообще, я временами вспоминаю, что намного старше их всех, но странное дело: я этого совсем не чувствую. Общаюсь на равных, даже местами снизу вверх – как новичок.

Ленка. Мы с ней ровесницы. И она мое прекрасное подспорье в ощущении себя на равных с этими младенцами: со стороны в ней совершенно не чувствуется возрастного отличия. Наоборот, она в чем-то кажется младше других. Это, конечно, за счет живости души. Вот оно то, о чем писал Достоевский: возраст не снаружи, он внутри.

Стоянка перед первой радиалкой и источники


Сюда мы поднимались с рюкзаками. Это был первый серьезный (для меня) подъем. Я чуть не отдала концы. Благо, Шура шел на три шага впереди меня и, как мне кажется, контролировал ситуацию. Хотя он все отрицает, но я чувствовала, что медленный темп, который он задал, связан с тем, что я хриплю и задыхаюсь. Сердце зашкаливало, я еле перебирала ногами (почему-то больше всего устают бедра) и в панике мысленно кричала ему о привале. Он был глух.

Ира. Я потихоньку пытаюсь наладить с ней контакт. Она очень корректна, но совсем без радушия. Наверное, она просто такой человек. Я не должна воспринимать это на свой счет. К тому же, на мои «больные» вопросы она отвечала так по-доброму: и одну и другую проблему свела к плюсам; говорит, такие люди талантливы (об инстинкте подражания) и с ними приятно общаться (о заниженной самооценке).

Настя Башкова. В ней проглядывает недюжинное остроумие – почти как у брата (смешно, что я вначале приняла их за мужа и жену). На мой вопрос, что такое «сушина», она ответила, что это «мокрое дерево» (шел дождь). Она постепенно раскрывается. Уже нет той перманентной грусти. Она мне очень симпатична.

Шура. Смешно подшутил надо мной. Мы играли в «шляпу», надо было думать быстро – и я дико тупила. На слово «запад», вместо естественного «востока», я дала ассоциацию «юг». Шура сказал, что это «остро подмечено». Он шутит редко, но как-то мило.

Славик. Иронично назвал нас «умниками» (мы с Ленкой и Катей Лаптевой обсуждали какую-то экзистенциальную проблематику). Славик подсел, мы спорили, у каждого было, что сказать, но беседа быстро разложилась. Ленка, осудив эту ситуацию, ушла, я стала разговаривать с Катей, а Славик с Шурой замкнулись друг на друге. Все-таки полилог невозможен на серьезные темы.

Олег шел сзади меня и давал ценные указания. От «у тебя неправильная походка» до «надо молчать на природе». Потом он меня пародировал: получилось очень смешно. По дороге с источников был еще один трудный подъем. Олег крикнул Денису: «Давай немного постоим». Я восприняла это как реакцию на мой кислый вид. Очень меня трогают эти маленькие проявления заботы. (Хотя я уже поняла, что всё – и дурное и хорошее – склонна принимать на свой счет; вооруженная Иркой, теперь я знаю, что это называется «персонализацией». Но ведь отношение к человеку складывается из субъективных факторов, и чувство самоценно, даже если оно зиждется на иллюзии).

Были милые эпизоды с Катей Лаптевой и с Катей Валуевой. Но это такие мелочи (интересные только мне), что пусть они останутся просто в моей памяти.

Стоянка с днём рождения Иры


Удивительные люди! Оказывается, все заранее припасли для Иры подарки. Даже из Москвы объявился подарок - от Наташи. Шура тащил ананас. У Ленки с Олегом откуда-то материализовалось бренди. (В связи с этим я совершила одну бестактность и, может быть, задела Сашу. Впрочем, он, кажется, не очень чувствительный, но если что – я все исправлю).

Катя Валуева. Поддержала алкогольную часть компании. Меня это приятно удивило.

Ленка и Катька. На обеденной стоянке подарили мне зеленого листоедика в подарочной упаковке из листика. Шутка – но удалось тронуть. (Они и не подозревают, какой мудрёный комплекс переживаний связан у меня с отцовско-энтомологическим пространством).

Катя Лаптева. Осуждает убийство насекомых ради коллекции. Я пыталась объяснить, что для меня это – способ общения с папой. Не знаю, захотела ли она понять. В принципе, она была бы права, если б подумала, что это недостаточный повод для убийства.

Настя Николаева. Временами она как-то немного угловата и искусственна: возможно, на почве застенчивости, которую считает своим долгом скрывать. Мужики от нее пищат: и Шура, и Ванька, и даже Олег. Вполне равнодушен к ней, кажется, только Славик. Но, грешным делом, я заподозрила, что он равнодушен ко всем, кроме себя самого. Ну по большому счету.

Курумник


О, это было нечто. Я сильно отстала от всех. Настя Башкова давала мне валидол. Но все-таки я поднялась на вершину – и была вознаграждена: такие виды! Курумник вниз – это тоже специфические ощущения. Очень горели ступни. Но мы приятно посидели внизу, под солнышком. Вообще, это один из приятнейших эпизодов (не помню почему). Кажется, Шура был очень мил.

Следующий день после курумника. Ночёвка на крутом склоне


У меня после вчерашнего страшно болят мышцы ног. Я не могу идти. Мы пробираемся по бурелому, перелезаем через бревна. Мне очень тяжело. Природа не радует. Я утыкаюсь в воротник куртки, чтобы окружающие не видели слёз. Очень трудно дышать. И так будет весь день до вечера – затянувшийся кошмарный переход, потом долгое сидение под дождем, где я промокну и продрогну до костей. «Господи, за что ты оставил меня?».

Катька. Она с сожалением сказала: «Вот, Нинка, такие пироги с котятами». Мне как-то сразу стало легче. Сколько света может излучать один человек!

Ваня. Он сегодня учудил: ушел ночевать под кедр, несмотря на дождь. Мы долго гадали, что это за акция. Утром я ходила на речку, видела этот кедр. На самом деле, под ним уютно. Может быть, не было никакой акции? Ваня по вечерам устраивает у нас в палатке «ароматерапию»: он увлекается лекарственными травами и знает в них толк. Это романтизирует его образ, но между нами по-прежнему нет доверия. Такой человек? Или все-таки не любит «новеньких»? Еще в какой-то момент мне показалось, что его раздражают «умные речи». Наверное, он думает, что я задаюсь.

Олег и Катька. Мы на ночь часто разговариваем в палатке. Особый, полный прелести «островок» общения. Я здесь в полной мере стала понимать, насколько мне дома, в нашей деревне, не хватает простого человеческого общения.

Ира. Играли командами в ассоциации. С умилением заметила в ней новые черты: честолюбие и азарт. Смешно: такая умная, сдержанная, рассудительная и вдруг - ребенок. Она по натуре лидер, и, надо сказать, это ей блестяще удается! Тем более что окружающие абсолютно не пытаются оспаривать у нее эту привилегию. И слава Богу.

Ленка. Ночной разговор.

На снежном озере


Нет, ну не соврал Серёга: Снег! Действительно, выпал снег! Да еще какой! Сугробы намело! Девчонки слепили снеговика! Правда, я, стуча зубами, почти не вылезала из палатки.

Ваня. Он дежурил. И подал мне кашу, а потом и кофе - прямо в палатку. Очень было кстати: я боялась вылезать на этот мороз. В связи с этим я отменяю подозрения в раздражительности и нелюбви к новым людям. Просто Ваня абсолютно естественен и не заморачивается на дипломатии.

Саша. Ох, как же кстати пришелся его спирт! (Вот и довелось мне исправить ту бестактность). Саша рассмешил нас всех. Спросил перед тем, как разбавить в озере еще одну порцию:
- Ну что, я тогда в магазин?
А еще он сказал про меня: «Наш человек». Мне этого не забыть.

Шура. Совсем не пьет. Интересно почему? Мы сидим рядом, и меня это греет.

Настя Б. Без колебаний присоединилась к пьющим. Здорово! Она, на самом деле, такая компанейская!

Ленка. Это она поддержала мою инициативу насчет спирта. Слава богу. Меня нервировала перспектива оказаться единственной пьющей в этом монастыре трезвенников.

Катя Валуева. И тоже ведь пьет! И ведь спирт! И где я там надменность углядела? Я совершенно очарована.

Ирка с Денисом. Не пьют. Правильные. Кстати, не помню, пила ли Катька? Сейчас спрошу у Ленки. – Нет, не пила. Монастырь - одно слово.

Катя Лаптева. Естественно, не пьет. Наверное, ей просто не нравится вкус алкоголя. Но мне почему-то опять чудится желание противопоставить себя большинству. И что я к ней прицепилась? - Хотя что такого? Мне же именно это в ней и нравится!

Настя Н. Пьет, но сугубо из своей кружки (в то время как остальные пускают по кругу общую). Своеобразно. Брезгливость? Или позерство? - Но зато было, с кем чокаться!

Таня и Славик. Они, конечно, не пьют – по религиозным соображениям. Я иронично называю их «кришнаиты». Блин! Аукнется мне это хамство!

Катька. Поправочка: она, оказывается, пила спирт-то!

Вулканы, стоянка во мхах


Это так поразительно! Я первый раз в жизни видела такое! Мы шли по склону горы, огибали ее, и вдруг я подняла глаза, а передо мной – кратер вулкана. Это было так неожиданно! А от него – на километры – лавовая река: падь Хигол. Заколдованное место. Мордор. Черные, поросшие мхом и лишайником глыбы пемзы. Между ними провалы и щели. Причудливый рельеф. Редкая лиственница. Мы шли, шли, шли – быстро и легко. Я совсем не устала. У меня из рюкзака вынули все, что можно.

Шура. Он так добр ко мне. Невозможно остаться равнодушной.

Олег. Философичен и впечатлен. Окрестные пейзажи пробуждают в нем поэта. «Жизнь победила смерть», - так он отозвался о лавовой пустыне, поросшей лиственницей.

Саша. Мы с ним дежурим. Я опасалась, что он из деликатности меня не разбудит с утра. Он меня разуверил в том смысле, что, мол, я о нем слишком высокого мнения. И что бы вы думали? – Он действительно меня не разбудил! Только после того, как уже горел костер, и кипели каны, и ему некуда было деваться, потому что крупа была у нас в палатке. Так-то. Он все делает сам – я не успеваю поучаствовать. Стыдоба.

Денис. Он только со мной такой скучный. С остальными он все время шутит и ржет. Особенно с Ленкой и Катькой. Он очень хороший.

Катя Валуева. Получила кличку «чистый походник», поскольку повернута на гигиене. Ей она идет, эта кличка. Катя носит ее с достоинством, гордо отправляясь чистить зубы в ночи. Подобно «белому спелеологу», она планирует кошмаром являться неопрятным лентяям во мраке пади. Были даже угрозы потрошить палатки. Глядя на свои нестиранные брюки и когда-то белую куртку, понимаю: мне конец.

Остров


Так я условно назвала стоянку на лаве, окруженную озерами, расщелинами с водой и разломами глубиной до пяти метров. Это для меня самое потрясающее место. Оно просто затмило все остальные пейзажи своей завораживающей, таинственной красотой. Я ужасно рада, что шел дождь – и нам пришлось провести здесь «лишний» день.

Ленка. Вечером был важный разговор о счастье, самодостаточности и эгоизме. Кое-какие вещи мне стали видеться в новом ключе. Я много думаю о том, какой духовной мощью надо обладать, чтобы суметь «ощутить сиротство как блаженство». И нужно ли, правильно ли это? Ясно одно: это возможно только среди таких пейзажей, как здесь. И я думаю, что только ненадолго. Иначе это уже отшельничество, а я не вижу в нем света.

Олег, Катя Валуева, Катька, Настя Б., Саша. Мы в палатке играли в карты. Было очень здорово. В который раз замечаю, что карты – замечательное средство общения.

Ленка. Осудила идею карт. Она считает, что это профанация, что негоже тратить драгоценные саянские мгновения на пошлые игры. С ней трудно не согласиться. Но в моей системе приоритетов люди (не карты) равноценны природе, тем более что шел дождь. Но вот она пошла в горы и под дождем, одна, долго ходила по окрестностям. Уверена, что это как раз тот случай, когда «природа, прислонясь к плечам, открывает свои, доступные не каждому, секреты».

Катя Валуева. На ночь в палатке учила нас массажу: Ванька с Олегом – в качестве демонстрационных снарядов.

Олег назвал это «игрой в больничку». Меткая ассоциация! Олег чист и целомудрен.

Вообще, меня сначала пугала перспектива тесного бытового соседства в палатке. Я стеснялась раздеваться, боялась во сне задеть рядом лежащего, вставала последняя… Но они все, видимо, так привычны к этой ситуации, так запросто в ней существуют, что я на третий день тоже перестала различать полы. Тем более что между мной и Ваней постоянно лежит обоюдоострый меч в виде мощной прокладки холодного воздуха, а между мной и Олегом – в виде кармелитки-Катьки.

Выход


Денис. Кажется, наконец, перестает воспринимать меня как абсолютно пустое место. Были какие-то адресованные мне приколы – и я, естественно, сразу растаяла. И что за улыбка у этих Волокитиных!

Саша с Настей. У них трогательные братско-сестринские отношения. Саша периодически просит Настю ему что-нибудь налить. Настя в ответ взрывается ворчанием, но наливает. По-моему, за ворчанием она, на самом деле, прячет (может, бессознательно) потребность быть нужной (и он это чувствует, поэтому и просит, - это забота о ее душевном комфорте). Наверное, это трудно – вдруг неожиданно остаться без близнеца (он же, как я понимаю, совсем недавно женился). Да, еще один момент в связи с этим: Настя очень хорошо и, я уверена, совершенно искренне отзывается о Маше. (А вот я бы на ее месте не могла не ревновать; рядом с ними очень остро ощущаю собственные недостатки).

Ночёвка с эдельвейсами. Рассвет


Настя Н. Эта девушка с двойным дном. Иной раз смотришь – капризна, эгоистична, поверхностна… А иной раз - вдруг проступают глубина, чуткость, даже поэтичность. Создается впечатление, что она прячет от людей то лучшее, что в ней есть. Так или иначе, она кладезь забавных игр. «Полный П» - это очень смешная игра: «Просто потрясающее проведение последнего походного пристанища».

Славик. Сказал, что на меня невозможно обижаться. Это, конечно, наезд. Мол, я настолько бестактна, что нет смысла обращать внимание. Знал бы он: он первый сделал мне больно, еще в самом начале. Потом мастерски продолжил. А я что? Я лишь оборонялась.

Шура. Да-а, он устроил нам невероятно романтичный финал! Со встречей рассвета и эдельвейсами. А по легенде – тот, кто подарит девушке этот редкий цветок, растущий только высоко в горах, навеки обретет ее сердце.

Жуки на брёвнах


Шура сделал весомый вклад в энтомологию. Правда, был изрядно пощипан усачами. Но зато какими! Папа будет счастлив!

Байкал


Клод Моне! Сиренево-голубая дымка. Граница между водой и небом размыта. На том берегу еле очерчены синие горы. Полный штиль, мягкое солнце и чайки на прозрачной воде. Если на острове было что-то колдовское, то здесь – рай. И мы весь день провели как в раю – лежали, купались, смеялись, ели. Немного разлагающий получился, правда, рай, но, по-моему, он и должен быть таким.

Аэропорт. Перелёт. Москва


Улетали тремя компаниями. Словно кусочки души отрывались с каждым отлетом. Сначала оторвались Катька с Катей Валуевой. Потом Ленка с Олегом. Потом, уже в Москве, Диня с Иркой и Ванька. Под конец остались только я с Шурой, Катя Лаптева и трое Башковых (включая Машу). Мы чудесно проехались в электричке. Шура опять придумал прелесть – ехать в тамбуре на рюкзаках. Всю дорогу любовалась на это трогательное семейство. Дальше – метро: оторвалась Катя. Затем, на Войковской, вышли мы с Шурой, а троица осталась в вагоне (последние взмахи руками – неужели мы не увидимся больше?). И вот, распрощавшись с Шурой, в электричке на Истру, я совсем одна. Раскрываю Шекспира и совершенно случайно попадаю на такой сонет:

Как тяжко мне, в пути взметая пыль,
Не ожидая больше ничего,
Отсчитывать уныло, сколько миль
Отъехал я от счастья своего…

Я думаю, с тоскою глядя вдаль:
За мною – радость, впереди – печаль.


До дома иду пешком – первая дань ностальгии.

Конец


Мне бывало тяжело, бывало больно и холодно, были обиды и взаимонепонимание. Но я точно знаю одно: я хочу стать частью этой жизни!

P.S. Блинник.

Ленка и Олег. У них удивительный дом! (Грош цена всем нашим прилизанным коттеджам!). Непередаваемая атмосфера! Не случайно все к ним тянутся. Олег очень красивый. И Ленка очень красива и задумчива. Она может хохмить, хохмить, а потом вдруг как скажет что-нибудь глубокомысленное – и ты теряешься от неожиданного соприкосновения с этим загадочным миром. И они какие-то уютные, ненавязчивые и вместе с тем хлебосольные хозяева. Ночевка в гостях и особенно последующий завтрак – это негласно санкционированная возможность стать ненадолго как бы членом семьи. Необыкновенный опыт!

Настя Б. Еще одна незабываемая шутка (по поводу моей встречи с Наташей): «Как? Вы целуетесь?! Вы же едва знакомы! Никаких моральных устоев!».

Славик. Какой смешной ёжик! Жаль, что обстоятельства, комплексы и мировоззренческие разногласия помешали нам подружиться.

Шура. Я была рада его видеть. Но вне походных рамок это, понятно, уже не та теплота, не те доверие и легкость. Жаль. Очень жаль. Почему люди боятся дружбы?


Что такое дружба? Это, во-первых, вид любви. Другой немного любви: не влюбленности и не привязанности. Но не в этом ее главная специфика. Дружить можно только «о чем-то». У Льюиса есть такое выражение: «Нам не о чем дружить». Это принципиально важно. Общий интерес, общее дело, общий, словом, какой-то активный процесс. И чем прочнее связь с этим общим звеном, тем надежнее дружба. Настоящая, крепкая дружба не бывает самоцелью: друзья смотрят не друг на друга, а в одну сторону: не лицом к лицу, а плечом к плечу (в противном случае это, скорее всего, какая-то подмена: либо дефицит привязанностей, либо еще чего-л.). Поклонение одному богу – вот самая точная метафора дружбы.

Их бог – природа. Ей они поклоняются и приносят жертвы. Этот культ предполагает устоявшиеся обряды (например, «рашн традишн») и ритуалы (медитация на окружающие пейзажи или ночные бдения вокруг костра). Очень странный ритуал – во время дождя сбиваться в тесную кучу, растягивать над головой большой кусок мокрой ткани и, медленно промокая, причащаться твердыми сладкими коричневыми кубиками. При этом, если кто-то не участвует в священнодействии, остальные заметно нервничают, вся куча начинает колыхаться, выглядывать из-под ткани и всячески призывать отступника. Еще один ритуал, без которого не обходится ни один день паломничества, - заходить в одежде в реку, а потом, сидя на берегу, оголять ноги и совершать необъяснимые с точки зрения здравого смысла (т.к. абсолютно бесполезные) выкручивающие движения носками (некоторые, самые фанатичные, выкручивают даже отдельные части обуви). Существует ряд табу: например, нельзя вслух говорить о погоде, рискованно даже думать о ней, и совсем уже кощунство, грозящее неминуемой карой (так они верят), - гадать на погоду по книге. Надо сказать, книга – вообще элемент чуждого им культа. Испытывая своеобразную ревность за своего бога, они не поощряют чтение книг на природе. То есть, в принципе, книга может использоваться, но не по изначальному ее назначению, а только как толкователь или комментатор событий. Хороший пример: в аэропорту долго ждем самолетов; Саша предлагает улечься спать, показывая на свободное место около стены; не в силах сразу принять решения, открываю книгу; первая попавшаяся на глаза фраза: «На пол – это хорошо». Члены сей религиозной общины носят определенную одежду (тоже не имеющую практического смысла). В частности, важнейший элемент культового одеяния – так называемые «непромокайки» – на самом деле всегда мокрые. На ночь они затягиваются (иногда по двое) в тесные, неудобные мешки. А во время утренней и вечерней зари надевают на ноги удивительный священный предмет – резиновые тапочки, часто ярких, броских цветов. Преобладает стойкое поверье, что этот обряд предохраняет ноги от сырости. Они добровольно идут на непосильные подчас самоистязания, сбивают в кровь ноги и носят тяжкие вериги в виде 40-килограммовых сооружений, к которым привязывают себя сложной системой ремней. Несмотря на это, объединенные общей целью, пилигримы всегда радостны и веселы. И невзирая на тяготы, невзирая на одолевающие по временам сомнения и слабость веры, мне все же хочется думать, что этот «орден» открыт для неофитов?



примечание Редакции:

У этой истории возникло продолжение и адресовано автору предыдущего рассказа, т.е. Нине. (См. дальше).

"САЯНЫ, 2010. ЛЮДИ. НИНА." ПРОДОЛЖЕНИЕ от НАСТИ БАШКОВОЙ



17 июля, среда. Сбор на Флотской

Собирались у нас на Флотской, до похода осталась неделя – обычно самая критическая точка – люди либо отваливаются, либо присоединяются (хотя это теоретически, а практически критическая точка – это последний день). Приходит Сашка:
— Звонил Шура, сказал, чтоб мы не удивлялись, должна прийти новая девочка.
Блин, опять девочка. И откуда он их берет? Сам же говорил, что не хватает мальчиков… Подходят Славик и Катя Лаптева. Сидим за столом, звонит Шура:
— Там сейчас должна подойти девочка… мм… девушка… мама девочки.., в общем, впустите человека, если что..
Я поворачиваюсь к остальным:
— Что-то не совсем поняла, кто все же должен подойти и сколько девочек…
Катька:
— Что, еще одна девочка?.. Хм…
Я:
— Да ваще, на фига нам еще девочка? У нас своих девочек хватает! Привел бы лучше мальчиков.
Катька:
— Да-а, и что самое интересное, девочки-то оказываются хорошие.
Сашка молча улыбается. Славик, кажется, рад вступить в диспут:
— На самом деле вы сами виноваты, что к вам в компанию не тянутся мальчики…
Мы с Катькой возмущенно:
— Это почему же?
— Да просто сейчас мальчики такие, больше любят на диване валяться!
— Да они все семейные стали, в походы не ходят теперь…
Короче, начался обычный, ни к чему не ведущий треп про М и Ж, надо же как-то скоротать время.
Подошел Шура, сказал, что Нина знакомая Марины Галкиной. Да-а, наверное, супер-лось, значит, будет ломиться, не остановишь.
Нина подошла, кажется, самая последняя. Сидела рядом со мной, поэтому несподручно было ее рассматривать, вообще обычно мне интересно глядеть на новых людей, но все время поворачиваться было неудобно, она вроде и так была несколько смущена. Такая голливудская внешность, загорелая, довольно спортивная на вид. Но по тем вопросам, которые она задавала о походе и записывала ответы, было странно – если она ходила в походы с Галкиной, их быть не должно бы… Мне вспомнился один приятель, не ходивший в походы, и, когда мы как-то собрались в лес с ночевкой, его вопрос «А подушку брать?». Ладно, посмотрим, как оно все будет. Вышли с Наташей на кухню:
— Ну как тебе Нина?
— Да ничего вроде.
— Ага, хорошо, что ей не 20 лет, а то эти мелкие что-то уже как-то…
— Ага, вроде нормальная.
— Шура сказал, что она из компании Галкиной.
— Да!? Тогда будет бежать впереди, ну и ладно, а мы, значит, вдвоем будем, как обычно, сзади тащиться…
Весь вечер мы показывали Нине разные походные шмотки. Это было забавно. Даже сушеное мясо продемонстрировали. А вечером перед уходом она предложила помочь убрать со стола, что приятно удивило. Вообще мне понравилось, что она никак не выпендривалась.

Первые походные дни

Нина постоянно говорит, и все время на какие-то сложные психо-религиозные темы. То с Катькой Лаптевой, то со Славиком, то с Шурой. И охота им этим заниматься. Это ж так мозг, наверное, совершенно не отдыхает. Все равно они друг друга не переспорят, зато смотреть иногда забавно, со стороны видно, как каждый отстаивает свою точку зрения, абсолютно не пытаясь понять другого. Особенно Шура и Славик. Может мужчинам это свойственно – иметь свой взгляд на вещи и отстаивать его, отстаивать. Да и вообще – устаешь же говорить, особенно меня удивило, что Нина беседует на тропе (мы шли к источникам). Там хоть и без рюкзаков, но только и успеваешь, что под ноги глядеть и иногда видами любоваться. Да и вообще, в походе хочется от всего как-то отвлечься. И еще мне было странно, что Катя Лаптева с Катей Валуевой тоже часто говорят о каких-то своих психо-рабочих делах. Как будто в Москве редко встречаются.
А Олег будто прочел мои мысли. Про болтовню на тропе. Я рада, что не одна так думаю.

Стоянка «У медведя»

Играем в МПС. Помню, как меня года 3 назад долго мучили этой игрой, я так и не дошла да финала, пришлось сдаться. Удивили Нинины четкие и логичные вопросы и то, как она быстро добралась до ответа. На самом деле она на меня сначала произвела впечатление немного легкомысленного человека, у которого больше эмоций, чем логики, но эта игра показала иное. И ассоциации про людей были довольно точными, что интересно, тем более, она ж никого не знала. Я поделилась своими соображениями с Сашкой, он сказал, что тоже это заметил.

В радиалку

До вершины осталось чуть-чуть, но курумник уж больно долбежный. Едим с Катькой Лаптевой валидол. Подходит Нина, мы предлагаем ей тоже, Нина: — Ой, не знаю, я никогда его не пила…
Я еле сдерживаю смех и удивление, во дает, троих детей имеет и ни разу валидола не пила!! Круто!!!

На стоянках и вообще…

Мне кажется, она очень переживает о том, какое впечатление производит на людей. И анализирует фразы, обращенные к ней, отношения. Боится навязаться кому-то и сделать что-то не так. Хочется иногда даже как-то успокоить. Мне вспомнилось, как однажды Машина мама сказала на подобные переживания: «Ты же не серебряный полтинник, чтобы всем нравиться». Когда я начинаю страдать от различных отношений, то вспоминаю эту фразу, и мне становится смешно. Любит отвечать на вопросы. Причем не формально, а как-то глубоко проникается в проблему. Интересно, это у нее от чего – профессия наложила, или наличие 3-х детей? Например, мне было занятно слушать о Гарри Поттере, она говорила размышления, похожие на мои, но мне многое сложно облечь в слова, а у нее это как-то получилось. И умеет слушать. Я часто замечала, что люди, которые много говорят, абсолютно не слушают, им главное высказаться. В этом Нина мне напомнила Катьку Лаптеву – она тоже любит порассуждать, но при этом внимательно слушает.

На тропе

Никак не могу понять, какой у нее шаг. То она идет почти прям за Шурой, то отстает сильно. Некоторые идут очевидно – Катя Лаптева и Катя Валуева, например, всегда впереди, Ванька наоборот – сзади. Однажды был смешной эпизод. Мы шли по небольшому склону, одна группа людей вырвалась вперед, вторая группа отстала, и я была уверена, что за мной никто не идет, поэтому чувствовала себя нормально, шла не спеша. В какой-то момент решила остановиться и полюбоваться пейзажем, случайно обернулась и увидела, что за мной целая вереница людей! Идут шаг в шаг, а я-то думала, я одна! Прямо за мной шла Нина, я хотела ее пропустить, но она сказала: «Да нет, что ты, мне так нравится твой темп!»

Про спирт

Мне нравится, что Нина периодически предлагает выпить спирта. Раньше это приходилось всегда делать мне. Правда, этого никто не замечал, я старалась делать это через Сашку, что, якобы, он предлагает. На самом деле, когда первый раз в походе, то часто хочется расслабиться, согреться, снять напряжение, которое идет от всего, как от физических нагрузок, так и от взаимоотношений с людьми.

По-моему, она очень непосредственна. Хотя иногда замечаю, что за этой непосредственностью что-то лежит… может быть, острая наблюдательность? И эмоциональна.

Эпилог

Продолжает общаться и после похода! И общение исходит от нее, что меня порадовало. Как-то у меня в последнее время наоборот получалось – инициатива общения с разными людьми исходила от меня, Нина сбила слегка эту статистику. Короче, новые люди в походе – это всегда интересно. И даже если они девочки)) (см. первую главу).
Ведь поход все-таки – это начало общения (хотя иногда, к сожалению, бывает и наоборот). А все, что будет потом, зависит только от нас самих.

"САЯНЫ, 2010." от Шуры.

То, что расплескалось.

“Буду переть, пока не сдохну, но даже не пискну”. Концепцию можно одобрить с небольшой корректировкой: середину надо выбросить. Только, если уж совсем невмоготу будет, вы это… того… попискивайте. Мы же от вас пищим (иногда) и не скрываем этого.

Ночёвка под Чойганом: «Я, наверное, всё усложняю и Олег сказал бы, что мне давно пора “к Ирке”». А руководство бы сказало, что давно пора спать.

Окно со звёздным небом было чудесным. Оно отстояло своё существование, поднявшись над безудержным снегом, не умалив при этом его величия, и не была в долгу перед ним.

“Журчит” - классное состояние, жизнеутверждающее.

“Желания нельзя загадывать про другого” - просто надо воспользоваться другим словом. Тогда всё встанет на своё место.

Диалог про “маленьких зелёненьких листоедиков” - это же идиллия наяву. А все: “Ха-ха-ха!” - лишь бы поржать.

Опьяняющий день на Байкале. Неуловимый восторг от совместного “окучивания” кана и костра. И, возвращающие в реальность, пять километров вдоль железки… Хорошо, что все топают сзади.

Давай лечиться!

       Будучи глухим (2 раза), слепым (9 раз), жмотом (1 раз), чёрствым (особенно на ощупь), поражённым такими страшными недугами как “персонализация” и “думает не так” - возможно ли оставаться адекватным в тяжелейших условиях нашей кочевой и оседлой жизни. Возникает вопрос: “Нафига нам такие мальчики?..”
       Не судите строго, смилуйтесь золотые Рыбки…, Катьки, Настьки… В таком запущенном случае спасение только в одном: попасть в руки “скорой на помощь”.
       Но тут хочется поделиться парадоксальной, на первый взгляд, мыслью: может не ото всего надо лечиться, потому что это смерти подобно. Если “сердце спит, простора нет воображению и нет работы голове” (Лермонтов) - то, что бодрствует, что “журчит”?
       Общение - дело тонкое. Слово - сильное оружие. Известные строки: “В начале было Слово. И Слово было у Бога. И Слово было Бог” - отражает, мне представляется, в том числе и это обстоятельство. Обладая такой мощью, слово способно творить чудеса. Иногда слово не находится, тогда молчание - золото. По одной простой причине: из него, из молчания, может родиться любое слово. Важно, какое именно: исцелит или погубит.

Шура

 
Last modified: 2011/02/24 10:32