Южный Урал — февраль 2000 — Дневник

28.01.00

Вот собственно и новый дневник. По своей природе он гораздо мягче предыдущих и поэтому его стоит оберегать и @#$%@#$%@#$%@#$%@#$%@#$%@#$%@#$%@#$%

Вот и не успел я тогда договорить, как наша соседка заинтересовалась столь занимательной тетрадкой и начала клянчить листочек.

Экономить на еде нет никакой возможности, так что сформируюсь я как завхоз в атмосфере отсутствия приоритетов @#$%@#$%@#$%@#$%@#$%@#$%@#$%@#$%@#$%

Смешно, что первый день был совсем не страшный после Кольского, хотя посмотрим, что будет дальше, пока у нас в палатке очень просто всё. @#$%@#$%@#$%@#$%@#$%@#$%@#$%@#$

Саша

28.01.00

Приехали в Златоуст в 4.15 (местн.)
Шикарный вокзал. Позавтракали. От поезда осталось огромное количество еды.
На первом трамвае уехали в центр. Народу битком. На центральной площади дождались автобуса №4 на Уреньгу. Пока автобус медленно полз в гору разговорились с водителем и кондукторшей. Они плохо представляют окружающие горы, но к нам отнеслись заинтересованно, правда, подвезти дальше отказались: “Кто-нибудь из пенсионеров стукнет”. Пообещали, что нас подберет междугородний. Так и случилось. Не успели мы отойти от конечной и 100 м, как сзади появился еще один автобус, который после коротких переговоров с первым притормозил около нас и довез нас до того места, где трасса пересекает Уреньгу, за честные 30 р. Когда мы вышли и пересекли трассу по автомосту, было еще совсем темно. Слева, на перевале, то ли пост ДСП, то ли заправка. Прямо от дороги начинается лыжня, по которой почти ежедневно бегают златоустовцы (больше пенсионного возраста) в избушки, расположенные на западном склоне хребта. Первый из них пробежал мимо, пока мы надевали лыжи. Вышли около 9. Первой ушла Сережина группа. Кругом совершенно заиндевевший и засыпанный снегом лес. Примерно через час нас обогнал второй пенсионер. Брюзга:
- Вы сами откуда?
- Из Москвы.
- А мы думали, с Чукотки.
- Почему?
- Всю лыжню испортили! (санками)

На деревьях попадаются километровые отметки и местные названия: “Женькина горка”, “Верста Никкеля” и т.д. Через два часа пути открылась Первая Сопка. На вершине скальные останцы. Как часто бывает, выбирая точку съемки, так и не сфотографировал. Время от времени обгоняют пенсионеры. Все они чем-то похожи - на деревянных лыжах, в самодельной капроновой одежде, с маленькими самодельными рюкзачками. Лыжня проходит через перевал и дальше идет по западному склону Уреньги. Вскоре после перевала выходим на поляны, с которых хорошо видны склоны обеих Сопок, Первой и Второй. Обед. Наст, заструги, кое-где каменные осыпи. Пенсионеры начинают возвращаться. Рассказывают, как ночевать в избушке, где взять воду, дрова. Через два перехода подошли к избушке. Со стороны склона она напоминает засыпанный снегом стог сена. Мы решили ночевать не в избушке - рядом. Избушка называется “Дьячковка”, на 4-6 человек. С поляны прекрасный вид на вторую сопку. Родник находится метрах в 150-ти на юг от избушки. Пенсионеры сказали, что в 2 км ниже по склону есть еще одна изба “Васильевская”, побольше.

Сергей

Знакомые все лица! Год прошел, и нас опять куда-то занесло. Вы думаете район был выбран именно такой, чтобы в четыре раза смягчить губительное влияние холодной атмосферы на “крутых” туристов. Хорошая легенда. И даже первый день подтвердил ее -  -10'С в зоне выброски. Но такие байки не для ушлых пассажиров “обычного” скорого. Они-то сразу смекнули (после зачитывания многочисленных выдержек из американсках и европейских источников), что “крутые”-то они “крутые”, но никакие не туристы. И природа им ? по барабану. А интерес они питают к какой-то толи “горе”, толи “норе”, толи “дыре”. А “дыра”-то эта не много и не мало - собственность ГОКа* и посмотреть на нее можно только сверху (да не с горы, а из космоса). То-то целый день вокруг нас сновали “лыжники”, а нам пришлось целый день (по легенде) любоваться красотами. Ну да ничего, завтра оставим их лыжню и в отрыв.

*что такое ГОК, разъяснят в органах.

Шура

А начался маршрут часа в 4 утра выгрузкой из поезда на станции Bouche d'Or, где была буфетчица, снабжавшая нас без меры кипятком, и трамвай, битком набитый в 6 утра. Потом нашли лыжню и время от времени встречали бушдоровцев, участливо советовавших нам, куда ехать. А было нас почему-то две группы, делавших вид, что не знают друг о друге.
Говорят, идём по границе Европы и Азии. Вокруг супер. Горки какие-то, деревья, украшенные снежными узорами, ветки, тянущиеся в разные стороны на фоне голубоватого неба и затуманенного солнца. Кинооператора, похоже, конкретно колбасило от этих деревьев, и он снимал их просто всюду и без меры. <…>

Жека

29.01.00

Утром мы не успели собраться, как снова прибежали те же и другие лыжники. Некоторые из них, те, что помоложе, убежали в следующую избушку (+ 4 км), “Сказку”. Очень запомнился один из новых обитателей “Дьячковки”. Распаренный после лыжной пробежки, невысокий бодрый старикан в расстегнутой, несмотря на мороз, рубашке схватил 2 закопчённых чайника и, улыбаясь, подошел к нам.
- Куда идем? На Иремель? Бывал я на Иремеле. В 55-м году. Уран искал. А в Саянах бывали? Китой? Бывал я в Саянах. В 57 году. Уран искал.
Удивительно приятный старикан. Вышли около 11. Мы пошли в “Сказку”. Небольшой подъем. Дошли за два перехода. “Сказка” - новая избушка в еловом лесу на довольно крутом склоне. В ней “потеют” три мужика. Один из них:
- Пенсионеры! Их не догонишь. Их работать надо заставить.
Угостили чаем. Догнала Сережина группа. Решили подняться выше по склону. Через метров 150 открылась красивейшая каменная осыпь, окруженная снежными елками, на севере видна Вторая сопка. При спуске Саша почти освоил страховку палками. Устроили перекус в свободной уже избушке. Затем отправились вдогонку Сережиной группы. Через один переход вышли на открытое место, откуда открылся прекрасный вид на далекий Нургуш. Немного покувыркались, спускаясь на юг с “Двух Братцев”. Приятной неожиданностью оказалось, что первая группа не ушла слишком далеко и свалила большую сушину с расчетом на нас.

Сергей

Утром выпал огарок свечи - то был знак - рассвело. Собственно чудеса начались уже накануне вечером: звезды спали, будто смотришь на них за полярным кругом. А утром в планах было посещение “Сказки” (ну, вы знаете, ничего необычного, ну как у Мюнхгаузена, все запланировано). До “сказки” было всего ничего - четыре сказочных километра. Солнце, тишина. Вокруг не зимний лес, а сказочный лес: не царство деревьев - царство снега. Даже могучий курумник был не царством огромных глыб, а царством маленьких снежинок, в которых практически полностью утонули эти глыбы. Стена елей над курумником была стеной белоснежных исполинов. А вечером и в палатку заглянул сказочный мир - мир поэзии Мандельштама и Окуджавы.

Шура

До чего же все-таки здорово, что жизнь оказалась устроенной так прекрасно и мне удалось с вами пойти! Больное горло, глаза - какая ерунда по сравнению со всем остальным. Какое счастье идти по этим обалденно красивым горам, меж этих сказочных заснеженных елей, зная, что спереди и сзади идут твои настоящие друзья.

Я дежурю у печки. Хочется, чтобы и ребятам от меня перепало побольше тепла и света, последнее, конечно, ни в коем случае не прямо сейчас. Вообще, по жизни, я даю много света и мало тепла. Я знаю это, я знаю, что это плохо, но в обычной жизни меня это устраивает. Здесь по крайней мере хочется, чтобы было по-другому. Не засвечиваться я просто не умею, но девиз: “Трудно жить, ничего не делая, но мы не боимся трудностей” - как-то выходит из моды. Спасибо вам за это, ребята!

Лена

30.01.00

Соседняя группа начала дежурить в 4. Шура - в 6. Но уже через час нас подняли завтракать. Первая группа вышла примерно в 8.50, мы примерно в 9.10 отправились вдогонку. Идем сначала по западному, потом по восточному, потом снова по западному склону хребта. После преодоления зарослей березки вышли на дорогу и с удивлением обнаружили, что первая группа повернула на север (т.е. почти назад). Решились двинуть за ними, лишь когда смогли придумать разумное объяснение: они хотят выйти на дорогу, идущую по западному склону р. Куваш, т.е. уходим с Уреньги в сторону оз. Зюраткуль. Ну и Бог с ним. Может это и к лучшему. Догнали первую группу в обед, на берегу р. Куваш. Пообедав вместе, отправились дальше к вершине 814, Верховье Куваша. Погода немного портится, ветер. Незадолго до вершины вышли на заметную дорогу. После вершины, прошли 1.5 ходки. Дров тьма, но только пихта. Мы перешли на маленькие сушины, на большую вдвоем сил не хватает. Вечером мы с Шурой, остолбенев, наблюдали купание в снегу Жеки. Особенно холодно было смотреть, как после процедуры он пытается облачиться в плавки.

Сергей

Ночь - это время рассказов печи. Сиди и молчи. Будучи внимательным и изредка поддерживая беседу, за пару часов услышишь то, что не слышишь годами… Как умеют эти щепки эти мысли излагать?
Если с этой собеседницей удается достичь полного взаимного расположения, то эти доверительные рассказы незаметно трансформируются в яркую насыщенную картину увлекательной жизни, полной приключений, опасностей и… виртуальных героев. Все вокруг спят.  5.46 
Один виртуальный герой привстал, посмотрел на виртуального писателя у печки безо всякого интереса и … через десяток секунд резко дернулся за поленом. Виртуальный налет треснул и осыпался, открывая тем самым яркую выразительную сцену реальности… Посмотрев этот сюжет минут пять и найдя сцену скучной, настоящий виртуальный герой отправился в свой захватывающий мир.

Шура

Вот всегда так: соберешься сделать что-нибудь хорошее, и тебя немедленно обламывают. Вчера меня просто вычеркнули из списка дежурных на вторую половину ночи. Так что в общей развлекухе я принимала весьма опосредованное участие. Сперва уснул прямо на посту Саша, потом, не дойдя до поста, Серега. Потом, Саша, уже зная, что за бортом –8 и если его подвиг и будет обнаружен, то порка не воспоследует, решил поспать еще, но был вовремя и некстати разбужен делегатом с соседнего корабля. “А есть ли у вас аптечка?” - спросил делегат. “Смотря какая птичка,” - в раздумье ответствовал Саша. Ну и т.д.

Гудят и потрескивают дрова. Храпят на разные голоса обитатели палатки. Здорово!
Зачем ходить в музеи? Там все равно не увидишь такой красоты и чистоты цвета, как здесь. Вот сегодня, на рассвете: ярко-охровое, почти оранжевое, облако вплотную соприкасается с цвета морской волны небом.

…Я послал тебе черную розу в бокале
Золотого, как небо, аи…

Но то вечером! А чтобы утром, и такой контраст! Стоило ехать в такую даль. Хоть и понятно, что на фото ничего не выйдет.

Здорово! Здорово! Здорово!

Лена

31.01.00

Вышли примерно одновременно на юго-запад. Пересекли 2 вырубки и спустились к оз. Зюраткуль точно в устье р. Черный Кыл. Озеро произвело на всех возбуждающее воздействие. Для фотографирования все выстроились в шеренгу, после первого кадра Шура толкнул соседа и завалил всех по принципу “домино”, кроме успевших отскочить Дениса и Сережи. Потом долго весело разбирали образовавшийся завал. Двинулись по озеру на юг, пересекли заболоченный мыс, поросший ярко-зелеными сосенками. Снова вышли на озеро и направились к устью р. Большой Кыл. Вдалеке справа остались несколько рыбаков. Это были единственные люди, виденные на маршруте (не считая златоустовских лыжников в 1-2 день). Получилась самая большая ходка за поход: от устья Черного до устья Большого Кыла. После обеда пошли по реке вверх. За один переход дошли до красивых скал 749,5. Разведывая дальнейший путь и тропя без рюкзака при выходе на берег реки, провалился в снег почти по пояс. Полно свежих заячьих следов. Видел живого зайца с черными кисточками на ушах. Дальше шли по узкой дорожке-просеке на юг. Заночевали, не доходя до отметки 779. Соседняя группа повесила здоровую сушину. После некоторых сомнений и теоретической подготовки ее все-таки дозавалили. Завтра собрались на Нургуш.

Сергей

Анюта! Привет!

P.S. “На эту болтовню, пожалуйста, не сетуй.”

Шура

Мы могли почувствовать бесконечность…  Шли по озеру, из края в край, как в прошлом году, и было какое-то странное, затягивающее состояние, когда идёшь и никуда не движешься одновременно. Кто-то пытался считать шаги, а кто-то просто вникал в это.   Когда думаешь обо всём и ни о чём.  Когда проживаешь тысячу жизней… <…> Весь мир, как отразившийся в драгоценном кристалле. <…>

Жека

Пишу, как и велел Жека, с другой стороны [тетради].
Вообще интересно, сколько он (Женя) меня будил, потому что посреди этого процесса я уселась, продолжая спать. Через некоторое время к моему пробуждению подключилась Настя и посоветовала Жеке меня раскачать в сидячем положении. После всего я всё-таки дошла до печки и уснула возле неё. Проснувшись, долго вспоминала, в какое время началось моё дежурство, кто меня будил и может подсказать.
Сегодня целый день шли по озеру; очень здорово: во-первых, легко идётся, во-вторых, там очень красиво. Ещё мне нравится, что мы идём двумя группами - так веселее.
Сегодня я поняла главное отличие здешней природы. Здесь всё имеет абсолютно другой цвет: совершенно другое небо, берёзы, ели, снег на солнце. Когда я училась в худ. школе, меня постоянно заставляли разбирать определённый цвет на имеющиеся в нём оттенки, но я этим никогда не занималась. Сейчас мне кажется, что это очень интересно.
Вообще-то ночью плохо писать дневник - мысли неясные и медленнотекущие.

Таня

01.02.00

Утром погода не вызывает особого желания лезть наверх. Слышно, как там гудит ветер. Решили идти дальше. Вышли поздно, почти в 12.00. Две ходки с небольшим набором высоты прорывались на запад к обозначенной на карте дороге. Наконец, вышли на нее. По дороге пошли быстрее. Обедали примерно в том месте, где она пересекает истоки р. Большой Кыл. Незадолго перед этим прошли (большей частью группы не заметив) скальную стенку справа высотой 4-6 м. Тепло, идет снег. От места обеда решили уйти с дороги и двигаться на юг к г. Свиридихе. Через два перехода вышли точно на нее. Почти час лазили вокруг очень красивых скал. Гора представляет собой скальную стену 15 - 20 м, обрывающуюся на восток. Наиболее красивы скалы в южной части горы. Встали на ночевку метрах в 200 севернее скал.

Сергей

Не задалось, кажется.

Шура

<…> Под вечер вышли на скалки, не больно-то высокие, а всё равно красиво. Серовато-сиреневая дымка в долине, видно только далёкие холмы и горы, а снизу лес, а мы встали сверху по типу управления… Прыгали по этим скалам, как горные козлики, катались с горки, радовались. Всё так интересно смотрится: деревья раскинулись своими угловатыми ветками, как паутина по небу. Корявые чёрные силуэты на светлом фоне - как скрюченные пальцы.
Хорошо, когда не настолько тяжело, что бредёшь не думая. Красиво - смотри по сторонам, надоело - можешь поразмышлять, порефлексировать.   Почему, интересно, “размышлять” и “отражать” выражаются одним словом? Может, как раз внешние факторы, как лучи света, попадают в гранёный кристалл, которым, как мы уже выяснили, ты являешься, и отражаются от полированных плоскостей…

Жека

Сложные и по самой сути своей драматичные отношения между человеком и рюкзаком, этим бесхребетным созданием из страшной сказки, красной нитью проходят через каждую минуту нынешней жизни. Ты всегда с ним. Нельзя сказать, что ты идёшь по лесу или лезешь на гору, нет. Ты несёшь его по лесу или поднимаешься на гору. А иногда ты стоишь, но не для того, чтобы отдохнуть, а чтобы он отдохнул, остыл и, холодный и противный, залез тебе на спину и отравил самую важную радость десяти минут, что прожил без него своим холодом. Теперь я ношу рюкзак даже во сне, поэтому сны у меня страшные, и я ворочаюсь, а иногда я во сне несу два рюкзака, и тогда просыпаюсь в холодном поту и пью чай. Чай помогает, но только не от рюкзака. От рюкзака также не помогают таблетки, тушёнка и, главное, рис; наоборот, они помогают не от него, а ему, это странно. Обычно тушёнка и рис помогают человеку.
Только теперь я понял, какие бывают в жизни страшные вещи. Раньше я думал, что это скарлатина, несладкий чай и пропущенная зарплата, но теперь я знаю: самое страшное – это рюкзак, как ни беги, от него не уйдёшь.
P.S. Страшные сказки, которые мне рассказывала в детстве мама, были без рюкзака, поэтому они были совсем не страшными.

Антон

02.02.00

Утром погода неясная. Вышли опять поздно, но первая группа сразу ушла в отрыв. Сначала довольно долго шли по сплошному березовому лесу, недаром в этой долине начинается речка Большой Березяк. Потом лес стал более свободным и разнообразным, появились елки и лиственницы. Догнать первую группу удалось лишь к обеду, через три перехода. Правда, это у них три перехода, а у нас - один. Идем по западному склону Уреньги к вершине Караташ. К вечеру погода улучшилась. Постепенно появилось солнце. После первой послеобеденной ходки заметили справа впереди скалы. Это оказалась вершина 1045 в северной части горы Караташ. Подошли как можно ближе. Утоптав снег под палатки, бросили рюкзаки и полезли наверх. Успели до захода солнца подняться на скальную вершину. Красиво. Видно не очень далеко из-за дымки, но видна г.Свиридиха на севере, где мы были еще утром. Вечером приготовили общий ужин и пошли в гости к соседям.

Сергей

Проснулась я сегодня утром и стала осторожно так сгибать ноги в коленках, чтобы не сломать лыжи. У меня даже и намека на мысль такую не было, что мы с ними могли расстаться! Я даже и удивилась, не ощутив в ногах привычной тяжести.

А в остальном, прекрасная маркиза, …

Вчера и сегодня вечером лазили по каким-то скалам:

“…Величественные издалека, бессмысленные вблизи,
Горы есть форма поверхности, поставленная на попа…”

Когда спускались, Шура тщательно снимал, как мы пашем носом снег.

На ужин ходили в гости в ту группу. Здорово всем вместе! Ребята, я вас люблю и хочу ходить с вами и впредь! (А больше все равно ничего не пишется, т.к. темно и хочется спать.)

P.S. Смешно, как по-разному все храпят: Маринка спит тихо; Серега поет; Шура издает какой-то хрррррррррум, а Саша отчетливо произносит: “Спать, спать, спать”.

Лена

Остались три ходовых. Пора делать финишный рывок. Иначе можно не успеть не только на Иремель, но и на поезд (впрочем, это маловероятно - поезда ходят всегда). Да и расположение здесь говорит в нашу пользу. (Надо, правда, посмотреть еще, как фишка ляжет.) Вот второго дня звезды не расположились, и что? Пришлось “забить” на Нургуш. А после “забиения” выходится около 12 (+,–). Железная связь - проверено. К тому же, диагноз “забьем” (даже если он установлен стремительно, безо всяких там сюсю-мусю) имеет одно маленькое, вялотекущее осложнение - это трудность перемещения в заданном направлении. В не заданном направлении осложнение не проявляется. Энтропия, блин! Вот увидели мы каменный пупырь в лесу и рванули в его направлении. И даже залезть успели. “Залез муравьишка наверх и видит, а муравейник его далеко, далеко.” Но мы-то не муравьишки и “муравейник” наш вчерашний не так уж далеко, да и солнышко у нас на глазах село. А Саша был целый день уверен, что мы не халявим. Диагноз, сэр. Ну да будем оптимистами, будем надеяться на фишку.

P.S. Из истории болезни: Старший говорит: “Через 30 минут снимаю палатку” - младшенькая, в ответ, сидя на двух спальниках (в том числе и старшего): “Хорошо, что палатка без дна!”

Шура

На чём основан поход? На воле, уверенности в себе. Смотреть по сторонам - только одна сторона вопроса. Есть много моментов, когда этим не обходишься. С утра, например, вставать, разжигать костёр; на маршруте - тропить; даже ночью, между прочим, дневник писать. Важно иметь это “активное начало” - своего рода изобретательность, умение переключиться на другой способ, не зацикливаться, поддерживать настроение - хотя бы в себе. Саша вот сказал, что чувствует себя уверенно, не мёрзнет, если занимается каким-то делом, есть определённость. Как муравей или пчела, которые погибают без дела, коллектива.  Но нужно уметь и самому себе создавать эту определённость. <…>

Жека

03.02.00

Более-менее ранний выход: 9.30. Красота неописуемая. Солнце, скалы и заиндевевшие деревья. Особенно впечатляюще выглядит одна из скальных вершин г.Караташ. Опять догоняем первую группу. Третью ходку прошли по лесовозной дороге, в конце которой - пустой новенький металлический домик с печкой. С дороги ушли на юг в долину между хр.Ягодным и г.Аваляк. Засомневавшись, загнал Сережку и себя на здоровую елку. Все ясно - мы на правильном пути. Движемся на юг, стараясь выйти к р.Тюлюк, оставляя справа г.Большую Ягодную. Долина заросла мелкой сосной и березой, идти прямо довольно трудно. Вдали виден Малый Иремель. Остановились у ельника около ручья.

Сергей

Для меня девизом сегодняшнего дня, к сожалению, явилось: “Но есть такое слово: “выстоять”, когда и выстоять нельзя.” Сперва мы с Маришей 1,5 часа бегом нагоняли тропящую! группу молодых и веселых, а потом так и бежали еще 5 ходок. Мне как-то очень нравится слово “Тюлюк”. И обычно мы идем в темпе “тюлюк-тюлюк”, а сегодня было ну просто какое-то “тюк, тюк, тюк”. И зачем оно все? Ведь не в Иремелях счастье. Интересно, конечно, поглядеть, но посмотрим. Вчера говорили: “Завтрашний день будет переломным!” - и сегодня опять то же самое.

Ну а сейчас,

“Пламя в печи не горит никак,
Но, почему-то, горит в руках,
Свечи в оплывовых воротниках
Что-то мне шепчут опять…”

На самом деле, пламя замечательно горит там, где ему положено. Скоро я сдам пост Саше и больше не буду слушать
“Музыку волн, музыку ветра”
в носах и гортанях участников мероприятия.

Лена

Было опять очень красиво. С утра при солнечном свете все деревья казались сверкающими, искрящимися узорами, а корявые и в то же время вытянутые ветки придавали какой-то изобразительный динамизм картинке. Потом деревьев стало слишком много и неинтересно. Потом некоторым руководителям наших групп просто захотелось залезть на одно из них - в знак протеста против их многочисленности и толпообразности. Зато вечером вышли на плоское болото с низким кустарником и видом на горы и закат. Смотрелось обалденно - белые горы и красные облака. <…>

Жека

Пролистав дневник, обнаружила странную вещь: с одной стороны тетради пишет Женька, с другой – я. Это мне напоминает мемуары.
Не знаю, о чём писать, поэтому опишу сегодняшний день. Он начался с того, что нам с Настей (первый раз за весь поход!) рюкзаки пришлось собирать на улице. Именно за этим интереснейшим занятием нас застал рассвет. В это утро нам также неоднократно сообщила Мариночка, что Шура их кормил глазированными сырками.
Денис нашёл Сашины варежки, за что тут же получил «сникерс», а ужинали мы между тем манной кашей. Поедая кашу и слушая, как другая группа готовит себе макароны с тушёнкой, кто-то выдвинул идею о том, что Сашины вещи сначала нужно прятать, а потом, когда он их хватится и пообещает нашедшему что-нибудь вроде шоколадки, внезапно обнаруживать пропажу, обеспечивая себе таким образом полноценный обед после трёх-четырёх ходок.
Можно многое ещё написать, день на этом не закончился, но закончилось моё дежурство, лучше пойду спать.

Таня

04.02.00

Погода пасмурная, иногда снег. Гор почти не видно. Решаем за полдня подойти под Малый Иремель со стороны р. Тюлюк и за оставшиеся полдня попытаться подняться. Выбрали место для лагеря примерно в 12.30, поставили палатки, перекусили и вышли лишь в 14.00. Сначала лыжня идет почти горизонтально по лесу, потом полого поднимается по редколесью, потом упирается в крутой склон, покрытый еловым лесом, и серпантином поднимается вверх. Попадаются крутые прогалины, скорее всего не лавиноопасные из-за того, что под снегом крупная осыпь. У границы леса траверсируем склон налево и выходим на широкую пологую седловину, поросшую мелким лесом, в восточной части Малого Иремеля. Оставляем лыжи и идем на запад вверх. Ветер усиливается. Выходим на горизонтальный участок, примерно 500 м. Идти без лыж не очень удобно: иногда снег между крупными камнями проваливается: правильнее было влезть сюда на лыжах. Справа очень красивый скальный гребень. Поднимаемся на следующую ступеньку: высотой примерно 30 м. Дальше пологий подъем до невысокой скальной гряды, ориентированной с севера на юг, поперек основного гребня. Сережа, Женя, Денис и Настя рванули дальше, отстающие остались ждать. Минут через 10-15 все вновь собрались и почти бегом спустились до лыж. В сумерках успели преодолеть основной спуск. К лагерю подошли уже в полной темноте.

Сергей

05.02.00

Последний день похода. Утром еще шел снег, и палатки успели обледенеть, но уже на второй ходке вышло солнце, и мы наблюдали “уход-эффект” во всей красе: погода прекрасная, горы как на ладони, а нам уезжать! Спускаемся к поселку Тюлюк. Местами уклон значителен и русло забито камнями, но в основном можно идти по реке. К обеду ушли на дорогу по левому берегу, тропить стало труднее, но вскоре встретилась почти свежая лыжня. Открываются прекрасные виды на отроги Малого Иремеля. Примерно в 15.30 вышли к деревне Тюлюк, расположенной сразу после выхода р. Тюлюк из гор. Вдоль долины реки из деревни виден массив Малого Иремеля. Склоны долины покрыты соснами, у восточного края деревни небольшие скалы. В центре деревни - красивая действующая церковь. На рейсовом автобусе можно уехать трижды в неделю (в частности, в воскресенье). Мы попали на субботу и местные жители уверенно сообщили, что нам не уехать. Действительно, уехать оказалось далеко не просто. После почти 3-х часовых переговоров с водителями и их начальством нас отвезли на ст. Вязовая на неотапливаемой вахтовке, которую нам же пришлось по дороге чинить! Весьма сомнительное удовольствие за немалые деньги: почти по 150 р. за человека. Маленькой группой уехать легче: у некоторых жителей есть личные машины, и они готовы подработать. Билетов на скорый поезд не было, поэтому уехали на пассажирском, который прибывает в Москву в 13.47.

Сергей

ГРАФИК ДВИЖЕНИЯ

ЧислоУчастокКмХарактеристика
26–28.01.00 Москва – г.Златоуст поезд № 14
Вокзал – юг Златоуста трамвай до центра, автобус № 4
28.01.00 граница Златоуста – автомагистраль 6 междугородний автобус
– изба “Дьячковка” за Второй сопкой 14 лыжня
29.01.00 – западный склон г.Два братца 7 4 км лыжня, тропим 15-20 см.
30.01.00 – 3 км к югу от г.Верховья Куваша 13 тропим 20-25 см
31.01.00 – Восточный склон г.Нургуш 14 тропим 20 см, на озере 5-10 см.
01.02.00 – г.Свиридиха 10 тропим 20-25 см
02.02.00 – г.Караташ 12 тропим 20-25 см
03.02.00 – верховья р.Тюлюк 17 тропим 20-25 см
04.02.00 – р. Тюлюк на север от г.М.Иремель, восхождение 17 тропим 20-25 см
в районе вершины - пешком
05.02.00 – дер. Тюлюк 13 тропим 25-40 см, 2 км лыжня
– ст. Вязовая вахтовка (“Урал”)
05–07.02.00 ст.Вязовая–Москва поезд №

Don't Worry;-) site

 
Last modified: 2010/07/27 11:41