Полярный Урал — март 2003 — дневник

26.03

перед сном

Урал-Урал – то ли степь, то ли 4π белого цвета, в поисках линии горизонта, которую не видно. Если идти в капюшоне с мехом, который закрывает почти весь обзор, то не оцениваешь ни направление, ни даже наклон почвы – только по поведению рыбы-санок. Впрочем, сначала даже побаловали солнышком. А вечером мы с потрясающей точностью вышли к единственному и неповторимому месту для палатки посреди бескрайней однородной равнины. А не вышли бы – нипочем не догадаться, что это оно.

Жека

А вообще – здорово. В палатке шел снег. А ещё сегодня мы все любовались радугой вокруг солнца.

Даша

Всей командой приобщались к строительной профессии: одни работали в снежных каменоломнях, другие – поставляли строительный материал, а третьи возводили стены из снежных кирпичей вокруг палатки. В итоге получилось вполне достойное жилище, в котором нынче нам приходится пережидать пургу. Пошли первые сутки.

Лена

27.03

12 часов. Мы должны бы были по графику удалиться от Елецкой км на 20. Ан нет! Торчим на каком-то увале км в 10 от станции. Пуржит, ??? крестовина! Положительных тенденций в атмосфере не наблюдается. Ну и ладно, лучше сразу по полной программе для адаптации всех и вся.

Шура

палатка так хлопала, что к утру устали уши.

Лена

28.03

обед – посреди большого снежного пляжа, загораем. Пай-ёр надвигается.
Вчера весь день привыкали к шуму ветра и лежанию в спальниках. Под вечер выползли на ремонт стенки, строительство Туалета и грандиозное поваляние. В общем даже умудрились устать.

Жека

Вечером Аню попросили попробовать, сухая ли вещь. “Не могу” – последовал ответ. – “А ты на ощупь” – “Все равно не могу. У меня вся ощупь мокрая” – “Да мы тебя с такой ощупью в спальник не пустим!”

Тишина живет везде (правда, не всегда). На Полярном особо качественная тишина оседает после пурги.

Шура

29.03

Сегодня был пикник на горе. Погуляли замечательно: посмотрели сверху туда, где начинается Сибирь, туда, где начинается Европа и туда, где начинается океан. Теперь же мы ждем обеда. Все залезли в спальники и пыхтят: отогреваются.
Здесь такая тишь: деревья на ветру не шумят, живой твари здесь практически нет. Правда, видели сегодня одинокий след на снегу. Я не знаю, кто его оставил: для волка слишком мелкие следы, а собаке вроде бы тут не откуда взяться.

Даша

Оказывается, пурга бывает не только снаружи, но и внутри палатки. Более того, пурга порой разыгрывается в ограниченном объеме синтепонового блока.

Шура

Интересная штука зимние походы. Движешься быстро – жарко, даже если вокруг ветер свищет, сидишь без движенья – мерзнешь. Надо каким-то образом совмещать движение с равномерным отдыхом. Гуляли несколько часов, хотелось побыть одному, ходил на какую-то горку, потом все дальше и дальше, солнце село в облака, красное-красное, вокруг туман, периодически закрывавший закат, пошел в глубь гор, впереди смутно виднелись сквозь туман очертания одинокой скалы, причём, когда было солнце, ее там не было, глюк, наверное.
Решил вернуться в лагерь немного кружным путем – пройти у подножия массива Пай-ёр, думал дойти до перевала чуть выше, но резко стало темнеть, и я пошел по направлению к лагерю. Запотевание очков приводило к тому, что пути практически не было видно, а камни периодически казались силуэтами людей. Хорошо, что в конце концов наткнулся на лыжню и понял, что не ошибся с направлением и ориентиром в качестве горы с каменным склоном – именно то, что я думал, а не посторонняя какая-нить гора, тем не менее в какой-то момент чуть не отчаялся, перебредя через очередные камни. Но знал, что в конце концов дойду до лагеря.
В лагере так никто и не удосужился поднять свои задницы с постелей. А хотели идти кататься. Не знаю, зачем они сюда приехали, вроде и не устали сегодня, чтобы так лежать, в общем, хочется домой, к компу, друзьям, пиву и т.д.

Когда поймешь умом, что ты один на свете
И одиночества дорога так длинна…

Ваня

Ваня, залезая в спальник: “Интересно, что это такое мокрое у меня в ногах?”
Аня: “Это ты кого-то раздавил!”

30.03

Вот оно! Ловите его! Улета-ю-ю..!
Настал тот момент, когда надо быть бдительным, если хочешь поймать редкие неуловимости. Суть этих мест, куда мы забрели, вот-вот откроется. Надо затаить дыхание и смотреть во все глаза, слушать во все уши, нюхать во все ноздри, ощущать всей поверхностью тела; надо стать чистым и открытым, чтобы смочь принять то, что готов подарить нам Полярный Урал.
Белая пустыня. Она коварна и щедра одновременно. Надо быть бдительным.

Даша

Да, кстати, когда солнышка нет, то тоже ощущения забавные, контрастность картинки – ноль, непонятен ни наклон, ни масштабы, идешь как в вакууме, где кроме себя нет ориентиров, и поэтому вроде как и не движешься. Потом, правда, задвигались довольно быстро, особенно в обед с парусами и без лыж. А вчера смотрели одним глазом на Европу, другим – на Азию, правда, не долго, уж больно в Азию сдувало. И с горки катались, лежа на спине и быстро отталкиваясь, со стороны похоже на тараканьи бега.

Жека

След, остающийся от наших лыж – это пересечение жизней.

Это как же ноги должны заплетаться! :)

[Стена рухнула, центральный столб шатается, свечка летает]

Чтобы остаться одному, не слышать звуков от других людей, можно либо уйти далеко вперед, что трудоемко при болящих ногах, либо отстать от всех за пределы слышимости, а лучше видимости. Сделав это, вдруг осознаешь, насколько человек зависит от себе подобных, что без тех, кто идет впереди не обойтись. Но такие думы вытесняет окружающая действительность, если остановишься, то исчезнут звуки скрипа снега под лыжами и палками. Вокруг тишина, и не хочется снова начинать путь, хочется сесть и смотреть, как текут облака по горам, обтекая их. Встаешь и продолжаешь путь, снова начинают ныть ноги, но боль – штука легко переносимая и о ней забываешь. Идешь, не торопясь, поминутно оборачиваясь полюбоваться на горы, спешить абсолютно некуда. Я, наверно, такой человек, что мне иногда требуется полное одиночество, чтобы никто не мог своим присутствием потревожить те мысли, что встают у меня в голове. Полярный Урал, наверно, есть самое лучшее место за последнее время, где можно было побыть одному, отдохнуть от московской толкотни, суеты, невозможности подумать в одиночестве. Хорошо отдыхать, когда вокруг тебя люди не твоей тусовки, нет постоянных разговоров о компе и около того.
Сегодня наконец-то был попутный ветер, поднял парус, незабываемое ощущение, когда летишь вниз по склону, ветер все усиливается, и неровностей на пути становится все больше. На ровной местности тоже был ветер, но уже не такой сильный, при котором парус периодически ложился на снег.
Как уже было сказано выше, упала стенка под порывами того ветра, что несколько раньше еле вёз меня вперед на парусе. Пошли ее чинить. Я резал кирпичи, остальные складывали из них и обломков новую. Человек, оказывается, может даже зрячий видеть как бы руками, очки у меня запотели, темно, но тем не менее каким-то образом я умудрялся нарезать эти кирпичи, даже более или менее ровно, такое ощущение, что ты знаешь, где что находится даже не видя этого.

Ваня

Ветер, ветер, на всем белом свете. И сияние сверху. Не видно, правда – метёт. За пятнадцать-двадцать минут восстановления уровня ветрозащитной стены превратился в натурального деда мороза – лица не видно, даже ресницы заледенели и мешают удивленно хлопать глазами. Это нам в компенсацию за дневной штиль. Хотя многие и пробовали дразнить ветер распущенными парусами. Некоторые – даже успешно. Посмотрим, что завтра подарит нам погода, если попутный ветер вконец нас ночью не доконает.

Жека

31.03

Отсутствие какого-либо присутствия в природе этой местности характеризует её, пожалуй, приставкой без-…
Безжизненное, безмолвное, бескрайнее пространство, которое мы покоряем разными способами. Оно, правда, не очень-то склонно покоряться, и поэтому выделывает с нами разные “штуки”. Особенно жестоким оказался бескидный способ: с таким чудовищным нескольжением лыж по снегу я прежде никогда не сталкивалась.
Но вот, наконец-то, представился случай для перемещения под парусом – один из самых романтичных видов движения. Для меня, к тому же, оказался спасительным, благо, не надо переставлять потертые ноги. С помощью ветра, свободно несущегося в пространстве и как бы заодно подхватывающего и меня – маленького человечка под парусом, двигаться гораздо приятнее.

Лена

Дневник – штука полезная, можно что-то записать, над чем не хочется сейчас думать, или не хочется забыть. На бумагу записывается максимум одна десятая того, что можно перевести из образов, ощущений, эмоций – в слова, поэтому понять, поэтому понять, что человек думал или ощущал в тот или иной момент в полном объёме невозможно. Трудно передать на бумагу то, что думаешь, когда на тебя в очередной раз падает стенка, и тебе больному приходится выползать из палатки в пургу, где невозможно смотреть против ветра, потому что снег просто заворачивает за капюшон и бьёт в лицо. Стоишь лицом к ветру, бьёт ледяной ветер в лицо, всего тебя пробивает насквозь ветер, через пуховик, 2 свитера, анорак и тельник, из носа от такого холода течет, добавляя носу холода. Хочется обжигающего глинтвейна. Холодно настолько, что даже в спальнике не удается долго согреться.

Ваня

Как в “Андрее Рублеве”: “Летю!!!” Столько усилий, но если получилось, то действительно летишь, пока не въехал в кочку или запутались стропы от паруса. Ещё нашли рога от того зайца, который себе гнездо на дереве свил. Увидев это гнездо, поняли, что уже находимся не где-то, а в известном месте. А под вечер катались с офигенной горки на полиэтилене. Анька хотела было в город сгонять за коньяком, так и не собралась (последние капли спиртного в виде лекарственной настойки выпили ночью после очередного крушения стенки)
Несколько наблюдений о зимне-палаточной жизни. Объём группы (целых одиннадцать – виртуальных двенадцать – человек) как следует ощущаешь, только раздавая еду. Хотя в отличие от походов с печкой такого бардака не наблюдается, что исчезают ложки, сушащиеся носки и т.д. – самые драматические события происходят внутри спальника – поиск ботинок и перчаток, прыгание на фотоаппарате, высовывание носа наружу, чтобы немного подышать воздухом…
Пурга снаружи палатки имеет тенденцию интериоризироваться, т.е. продолжаться внутри холодным инеем со стенок. А когда стенки дрожат от ветра, то пар, поднимающийся от кана, тоже дрожит в такт.

Жека

при движении под парусом, чем сильнее дует ветер, тем очевиднее становятся кочки, кустики и твердое покрытие - буквально ощущаешь на собственной шкуре.
Видели очень толстых зайцев, а еще двух волков - Шура свистом их пугал, а потом почему-то назвал их собаками.
Когда строили стену, народ вырезал очень разнокалиберные кирпичи (не нарочно, так получалось), а Денис пытался это как-то вразумительно уложить, и вот после очередного такого кирпича в форме буквы “Г”:
– Я что с вами в тетрис играю!?

Лена

1.04

Первое апреля! Никаких шуток. Мы уже на станции – сидим в местном зале ожидания. Вдалеке виден Пай-ёр. Он похож на призрачный остров среди безбрежного снежного океана. Изменчивая погода опять нам улыбнулась, и мы можем полюбоваться им напоследок. И температура сегодня соответствующая. Интересно посмотреть на график температур на протяжении нашего передвижения по маршруту:
Почти получасовой перерыв на “просмотр” принесённых продуктов. В процессе просмотра количество продуктов значительно уменьшилось. Это ужасно! А что будет в поезде?!!

Ирка

То ли цивилизация, то ли ничегонеделанье вызывает состояние полного офигения. В продуктовом магазине у народа окончательно расстроилось поведение: он дезориентировано завис часа на пол перед витринами с шоколадками и баранками. Даша объелась йогуртом. Катя раздает палочки для ушей.
Отчётливо чувствуется отсутствие лыж на ногах. А вот бахилы, кажется, уже не снять – прилипли. Удивительно, что за 5 дней мы так извазюкались, что пугаем даже местных. Но зато у нас бодрый и здоровый вид и жизнерадостно светятся носы.
Эх, вот уже Елецкая, а Шура так и не дал мне конфетку…

Аня

Грустно уезжать в Москву. По крайней мере мой организм сопротивлялся этому и тормозил со страшной силой. :) Подводя итоги, можно выразиться так: “Любви все возрасты покорны”, и если Вас во цвете лет вдруг осенит мыслью сходить на Полярный Урал с группой молодых людей – идите, не сомневайтесь! Желаю всем “виртуальным”, легко поддающимся на подобные авантюры поддерживать своё засидевшееся у компьютеров тело в хорошей физической форме, поскольку весьма непросто бывает угнаться за стремительным юным поколением, разве что под парусом, лишь бы ветер дул в нужном направлении. Огромное спасибо Шуре за то, что выдержал дополнительную нагрузку в моем лице. Очень здорово было пройти с ним этот путь!
Но всё когда-нибудь кончается и всё возвращается на круги своя, потерянные вещи находятся, вот так сегодня я вдруг обнаружила у себя на шее шарфик, потерянный мною дня 4 назад, о пропаже которого я сильно сокрушалась, но как оказалось, всё это время он благополучно находился у меня на шее.

Лена

Лирика

Шли мы вслед за Шуриными салазками,
Напевая песенку про “Скалолазку мою”

Постигали мы пространство неистовое
Шаг за шагом, как страницы перелистывая,
Звонко так под лыжами наст скрипел.
Тишина зато было такой контрастною,
Что казалась на ощупь пушистою.

Сквозь мех на капюшоне,
Взирая на бескрайние просторы,
Вне времени и пространства…

Кто-то снег жевал хрустящий,
А потом под боком кашлял,
Кто-то в Шуру бился лбом
(Или, может быть, плечом).
Солнце жарило носы,
А снежок заметал следы:
Заяц выпал из гнезда,
В голове была пурга.

Под бахилой уж не мерзнут раны,
Выпит чай и розданы слоны
Не топчу лыжнёй неведомые страны,
Все в снегах и отблесках луны.
Не ломает ребра мальчик полосатый,
Нам не раздают солкосерил,
Нос уже не более лохматый
От снегов, светов, пурги, ветрил.
Мы почти не мучаем ребенка,
Едет поезд предпоследний лье.
Дефилирует последний раз Катёнка
С гордою лицой в термобелье.
Допевают то, что не допето,
Катя мучает последнюю статью.
За окном уже почти что лето,
Входим плавно в жизни колею.
Увожу домой мерцающую тень,
Отблеск гор, какой-то очень зыбкий,
Блажь и дурь и ночь и свет и день,
Мокрое шмотьё и Шурину улыбку.

Призыв “Даёшь лето 2003!”:
Ну вот и всё, дружок!
Пора латать баллоны!
К добру не привели (некоторых)
Забавы на лыжне.
Не лучше ль оказаться
Веселою толпою на бурном Барбитае,
Увидев по пути вулканы и снега (не под ногами).
Ведь всех влекут границы небосклона,
Где вдалеке горит заветная звезда.

 
Last modified: 2010/07/22 07:00